Об адаптации в новой стране со специалистом по культурному интеллекту Ольгой Пляскиной.

И.П. Друзья, привет! С вами Ирина Плыткевич, и вы слушаете мой подкаст «Открываем мир». Подкаст наш изначально задумывался как возможность побывать в разных странах тем людям, которые выбирают себе страну для переезда. Мы говорили, говорим и будем продолжать говорить с теми людьми, которые уже переехали, об особенностях жизни в их новой стране. Где-то полгода назад, когда мы делали перерыв в записи наших подкастов, мы хотели изменить их формат: систематизировать наши знания, подойти к вопросу переезда более фундаментально, отрефлексировать истории, которые нам рассказали наши герои, вычленить темы, которые волнуют абсолютно всех переезжающих, найти на эти темы профессиональных спикеров и снова записываться.

Идея была хороша, но требовала гораздо больше времени, чем мы тогда располагали, на поиск тем, спикеров, подготовку. Так что она скорее всего так бы и умерла, если бы не наши потрясающие слушатели, которые не просто слушают нас, а предлагают свою помощь и свою обратную связь, чтобы мы перманентно улучшались и развивались. Так мы и нашли нашего сегодняшнего спикера – Ольгу Пляскину, сертифицированного специалиста по культурному интеллекту. И говорить сегодня мы будем об одном из самых волнующих вопросов при переезде – об адаптации, как сделать ее легче, эффективнее и, может быть, короче, развивая тот самый культурный интеллект.

Ольга, доброе утро!

О.П.  Доброе утро, Ирина!

И.П. Ольга, хочу, чтобы вы сейчас представились нашим слушателям, рассказали о себе, особенно о своей деятельности, потому что сегодня у нас очень специальный подкаст, можно так сказать.

О.П. Меня зовут Ольга, мне 39 лет, на данный момент я живу в Германии с мужем итальянцем, воспитываю двоих детей мультилингвов, и мой путь в Германию лежал из Сибири через Америку и Италию. Наверное, это послужило тому, что я стала тренером по гибкому навыку «Культурный интеллект», попросту говоря, я помогаю людям научиться договариваться с не похожими на них людьми и реализовывать свои цели в  новой для них стране.

И.П. Ольга, мы записываем не первый подкаст с людьми, переезжающими в другие страны, но даже я еще не слышала такой термин – культурный интеллект. Давайте немного про определение поговорим: что это такое, как давно он появился и зачем он нужен нашим слушателям.

О.П. Наверняка все слышали такой термин, как IQ – это способность решать логические задачи. В конце 90х в Америке ученые задумались о том, почему люди, которые умеют хорошо решать логические задачи, не всегда добиваются успехов в карьере, не всегда счастливы? И тогда в Штатах заговорили о таком понятии, как эмоциональный интеллект, сейчас он знаком очень многим людям.

В начале нашего века, после того, когда произошло падение башен-близнецов, когда американская армия не добилась больших успехов в Ираке, люди стали задумываться о том, почему технически оснащенная страна выигрывает не везде и не всегда. Тогда в 2003 году в Америке было открыто такое понятие, как культурный интеллект – это способность эффективно работать и общаться с людьми из других культур, потому что у всех из нас разные установки и нельзя нашими мерками мерить чужой мир.

И.П. Правильно мы слышим, что этот навык можно развивать?

О.П. Абсолютно верно, этот навык можно измерить, а ученые считают, что то, что можно измерить, можно улучшить.

И.П. Хорошо, и нашим слушателям, которые задумываются о переезде или находятся в процессе или уже переехали, этот навык нужен зачем?

О.П. Чтобы не подходить к чужой жизни со своими мерками, ведь все мы знаем, что в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Но важно не только понимать, как думают другие, еще нужно произвести в себе некие изменения, образно говоря, чтобы разговаривать с чукчами, надо стать немножко чукчей. Потому что чтобы договориться с кем-то, надо очень хорошо понимать, какие глубинные ценности есть у этого человека.

И.П. Правильно, что я сейчас понимаю, что такая важная часть переезда, как адаптация, может быть или изменена, или сокращена, если и когда у человека будет высоко развит этот навык культурного интеллекта?

О.П. Совершенно верно, потому что полностью избавиться от культурного шока, наверное, невозможно, но однозначно быстрее выйти из него и с меньшими потерями, если четко понимать, куда мы идем.

И.П. Давайте тогда поговорим немного про адаптацию, уверена, что вы многое знаете о ней и из личного, и из профессионального опыта. Мир меняется, переезды становятся частью жизни, страны тоже глобализируются – что сейчас ученые говорят про адаптацию, обязательна ли она, какие у нее есть стадии, как они проживаются? Поговорим про обычного человека, который переехал в новую страну, ничего не знает про культурный интеллект и просто пытается жить.

О.П. Считается, что есть 4 стадии, и в течение года человек может уже неплохо адаптироваться в новой стране. Как правило, все начинается с того, что нам нравится все, это называется периодом медового месяца, когда мы восхищаемся природой, архитектурой  и другими вещами, которые лежат на поверхности в этой стране. И постепенно, в течение полугода, мы начинаем опускаться вниз эмоционально, мы вдруг вспоминаем, что в нашей родной стране было что-то, чего нет в новой, нас начинают раздражать какие-то вещи, потому что нам не хватает наших привычек, и через 6 месяцев часто наступает момент, когда нам тяжелее всего.

Это идет волнообразно, и в течение следующих 6 месяцев мы начинаем снова подниматься на поверхность. Этот процесс очень хорошо виден на примере иностранных студентов, которые где-то к Рождеству начинают очень сильно скучать по дому, а к моменту возвращения домой очень хорошо себя чувствуют, вписавшись в приемную семью, в класс и т.д. Это примерный год адаптации. На самом деле в жизни все может быть по-другому, и человек, проживший 7 лет в чужой стране, еще может не чувствовать себя дома. А бывает так, что человек вообще не хочет адаптироваться, он ищет английский Саратов или американский Тольятти, например.

Поэтому очень много еще зависит от  наших личных установок: мы хотим интегрироваться, но остаться русскими, или ассимилироваться, в некотором смысле потерять свои корни. Еще очень важно понимать, почему люди переезжают.

И.П. Давайте сейчас на этом момент заострим внимание. Правильно ли я слышу, что варианты адаптации бывают, необязательно проходить все стадии и уж тем более в течение года? И в зависимости от ваших целей вы можете эти стадии проходить или не проходить, и если вы приезжаете в страну экспатом, условно, на год, то можно вообще даже не пытаться адаптироваться?

О.П. В общем, да. На самом деле я достаточно открыто делюсь своим личным опытом. В США я жила в приемной семье, они взяли меня на год по обмену во время учебы, и, возможно, в силу возраста, я очень быстро вошла в тот стиль жизни, который существовал. И когда я второй раз вернулась в Америку для обучения в магистратуре, мне все там казалось родным и знакомым. На тот момент я не знала такой термин, как культурный интеллект, но мне было очень легко.

После переезда в Италию в качестве жены я многие вещи мерила американскими мерками, что, конечно, нельзя делать, но тогда мне это казалось естественным, ведь я уже адаптировалась в одной стране. Оказалось, что это неверно. Часть моих ценностей совпадает с теми, которые пропагандируются в англо-саксонском мире, и частично не совпадают с теми, которые есть на Срединоземноморье. После адаптации в течение года в Италии я стала искать теорию и познакомилась с  навыком культурного интеллекта.

И.П. То есть вы адаптировались в Италии вынужденно, потому что были замужем за итальянцем. Мой вопрос такой: обязательно ли адаптироваться, можно ли в современном мире переехать с семьей в другую страну сделать вид, что это остров необитаемый, не хочу адаптироваться, не хочу ничего видеть, хочу закрыть глаза и жить своими русскими привычками и культурными особенностями. Можно ли так сделать сейчас, или адаптация все равно будет происходить, никуда от него не деться?

О.П. Как-то адаптироваться вы точно будете, надо понимать просто, на каком уровне, это зависит от того, насколько вам интересно узнать что-то о других. Это и есть уровень культурного интеллекта: человек с низким уровнем культурного интеллекта может себя прекрасно чувствовать в другой стране и не адаптироваться настолько, насколько ему комфортною

И.П. И каково ему будет жить в этой стране, если мы говорим не об экспатах?

О.П. Сегодня можно это делать в каком-то своем закрытом сообществе. Недавно мне рассказывали о женщине из Бразилии, она замужем за немцем, живут в Германии, но она нашла для себя бразильский круг общения и чувствует себя прекрасно.

И.П. Все-таки мы понимаем, что большинство людей, осознанно выбравшие страну для переезда, рассчитывают на адаптацию и интеграцию. Расскажите нам, пожалуйста, что нам делать для развития культурного интеллекта. Что нам делать до того, как мы переехали, уже после переезда и когда стадия адаптации прошла, на наш взгляд. Как вы думаете, что нам поможет легче, эффективнее, быстрее влиться в новую страну?

О.П. На практике я вижу, что до переезда нас больше интересуют бытовые вопросы: где найти жилье, как быть с работой, как сдать на права, в какой школе будут учиться дети. После того, как этот этап пройден, люди начинают себе задавать более глубокие вопросы. У меня есть клиент, который после нескольких лет жизни за границей понял, что ему нужно соединить свою «русскость» с вопросом интеграции, потому что он хочет полноценно работать, общаться и быть частью нового общество.

Я беру ту классическую модель, которую предлагают в американских университетах, когда мы просто замеряем уровень культурного интеллекта, который состоит из 4х частей: мотивация – то есть насколько мне интересно узнать о новой стране, насколько мне интересно стать ее частью.

И.П. На этом этапе, видимо, отделяются те люди, о которых мы говорили в начале, которые готовы жить и общаться только со своими, говорить на своем языке и не интегрироваться.

О.П. Абсолютно верно. Мотивация может быть как внутренней (я просто люблю изучать культуры и менять что-то в себе), или внешней (когда в новой стране я вижу перспективы карьерного роста и развития. Это легальная, хорошая причина для выбора страны). Далее мы смотрим на знания новой культуры в принципе, не поверхностные, а те, которые нужны для того, чтобы стать лидером в этой культуре, чтобы повести за собой и прежде всего самого себя вылепить в этой культуре. Потом мы смотрим на стратегию, мы мотивированы что-то новое узнать, уже достаточно знаем и понимаем, но все люди разные, и не все будут делать под копирку, поэтому нам постоянно будет попадаться индивидуальное разнообразие.

Стратегия – это то, насколько хорошо я могу наблюдать за реальностью, сравнивать ее с тем, что я знаю, и каким образом я буду менять свои ментальные схемы, что я буду делать с тем, что в реальности все обстоит немного по-другому, чем я представлял. За личной стратегией идет действие, могу ли я воплотить личную стратегию в действие, умею ли я выражать свои мысли так, как это принято в новой для меня культуре, а не в моей родной стране. Или держать личную дистанцию при общении. На самом деле здесь много академических пунктов, я просто не буду утомлять ими наших слушателей.

Главное, что я меняю в себе в реальности, а не просто в своих знаниях, как я это все вношу в действия, чтобы мне стало лучше, комфортнее в другой стране, чтобы я стал добиваться своих целей, личных или профессиональных. Эта вся система привязывается к личным целям человека, чего же он в принципе хочет в жизни, и смотрим, как это все можно воплотить в новой стране. Возможно, нужно менять свой взгляд на что-то, и основная идея в том, что себя можно вылепить, и если человек готов слушать и над собой работать, то практически везде своих целей можно добиться.

И.П. Хорошо. Ольга, вы сами сказали, что страны все разные, а внутри страны и регионы все разные – как вы можете помочь человеку, переехавшему в столицу Китая и тому, кто переехал в маленький итальянский городок?

О.П. Я слышу этот вопрос постоянно и объясняю людям, что любую культуру можно разложить на какие-то составляющие. Например, ее можно проанализировать с точки зрения стиля коммуникации, отношению  к распределению власти  в обществе и т.д. Понятно, что в Италии и Китае будет совершенно разный стиль коммуникации, но мы можем очень хорошо оценить их с этой точки зрения.

Что касается всего мира, то он очень примерно разделен на 10 культурных кластеров, в которых определенные ценности очень хорошо совпадают. Плюс мы видим результаты теста человека по культурному интеллекту  в плане знания и понимания культуры другой страны. Например, если у человека очень прямой стиль коммуникаций, то не надо ехать в ту часть света, где это, мягко говоря, не приветствуется. И надо работать над тем, чтобы люди выбранной страны понимали сообщения человека, который едет к ним со своим стилем коммуникации.

И.П. То есть вы берете общие принципы, которые заложены в теорию разделения стран по культурным различиям, и нет необходимости погружаться глубоко в менталитет жителей выбранной страны?

О.П. И да, и нет. Когда человек проходит оценочный тест, он отвечает на вопросы применительно к той или иной стране, в которую он собирается ехать. Плюс у нас всегда есть помощь в виде стратегии: мы знаем что-то о Швейцарии – хорошо, давайте углубимся и будем сравнивать наши общие знания со знаниями о том регионе, в котором мы сейчас находимся, потому что, конечно же, я не представляю себя экспертом всей культуры, это в принципе невозможно. Я как раз помогаю разложить эти культуры по косточкам и привязать это к личным целям.

И.П. Да, так стало понятнее.

Друзья, мы бы хотели продолжить запись таких подкастов – подкастов на темы, которые волнуют большинство переезжающих, со специалистами, которые глубоко разбираются в каждом из таких вопросов. Мы будем очень благодарны вам, если вы дадите нам свои идеи, на какие темы вам хотелось бы поговорить. И если вдруг вы знаете людей, которые могли бы нам про эти темы рассказать, пишите мне лично в любой мессенджер или на нашу корпоративную почту. Очень ждем и заранее очень благодарны.

Давайте еще раз поговорим про Хофстеде. Герт Хофстеде – это голландский социолог, который разработал в 70х годах теорию культурных различий и разделил страны по нескольким пунктам по типу их культурных особенностей и различий. Я знаю, что на эту теорию по-прежнему много опираются, как минимум используют деление стран по тем пунктам, на которые Хофстеде делил страны. Ольга, как вы думаете, насколько это деление верно, мир же сильно изменился и меняется с 70х годов? Насколько страны остаются неизменяемыми в своей культуре или они все-таки меняются нами, мигрантами?

О.П. Конечно, страны меняются, но Хофстеде пока еще никто не опроверг и не отменил, и мой оценочный тест, которым я пользуюсь, частично опирается на Хофстеде, потому что голландский социолог совершил в этом смысле некую революцию.

Изменения стран при этом происходят бесконечно, даже по России мы можем видеть, какой скачок она совершила с 90х годов по сегодняшний день, культура меняется, однозначно, президент Центра культурного интеллекта Дэвид Ливерман писал в одной из своих статей, что не нужно считать, будто в нашем мультикультурном мире сегодня базовые национальные отличия куда-то ушли. Мне кажется, сейчас такой тренд, что люди все больше и больше хватаются за свою идентичность, именно потому, что границы размываются очень быстро.

И.П. Тогда я задам вам еще один вопрос, хоть я и предвижу, что вы ответите. У нас недавно был подкаст с Дмитрием Колпаковым (подкаст 68), Дмитрий жил в течение года в 11 странах Азии, он рассказывал нам про эти страны, людей, их культуру, и его основная мысль была в том, что люди везде одинаковые, что те культурные различия, которые мы ждем, приезжая в  новую страну, составляют порядка 10% нашего восприятия.

Все остальное – это конкретные люди, с которыми мы общаемся, и в любой стране Юго-Восточной Азии мы можем найти структурного, работящего, прекрасного человека, который четко планирует свою работу, которого мы скорее ожидали бы увидеть в Германии. И это составляет 90%. Мы приезжаем на условное Бали с ожиданиями найти другое, а начиная общаться с конкретными людьми, мы видим, что все люди разные, но все одинаковые по всему миру.

И вы же тоже наверняка встречали в Германии людей, про которых можно сказать, что на немцев они совсем не похожи? И таких людей может быть много. А мы меряем заранее страну своими стереотипами.

О.П. Ирина, это совершенно фантастический вопрос, это очень важная часть дискуссии. Я рада, что Дмитрий за такое короткое время посмотрел так много стран, и его мнение имеет смысл, но все зависит от того, на котором уровне мы хотим что-то понять. И я всегда говорю своим клиентам, что мы не будем мерить людей своими стереотипами, потому что любой человек – это прежде всего индивидуальность, он неповторим, я считаю, что гендерная составляющая тоже очень важна. И есть культурная составляющая – это как внешняя оболочка, за которой прячутся все другие различия.

С мнением Дмитрия я согласна, в том плане, что все люди в чем-то похожи, у нас есть какие-то базовые потребности, но как иммигрант со стажем, а не путешественник, я могу сказать, что те культурные различия, которые присущи определенным нациям, невероятно влияют на то, как мы воспринимаем мир, и это видно в долгосрочных отношениях. Допустим, у смешанных пар могут быть споры по поводу воспитания детей, потому что по мере взросления детей вы видите, что определенное видение одного отличается от мнения другого. И надо очень много работать для того, чтобы это совместить.

И.П. Хорошо. Давайте еще задам вам общий вопрос, а потом поговорим о вашем личном опыте, чтобы вы нам рассказали, как вы развиваете свой собственный культурный интеллект, потому что ваша история тоже очень интересная. Мы с вами говорили, что адаптация – процесс двусторонний, и страна или помогает вам в этом, или стоит в сторонке, скажем так. Поскольку наши слушатели еще только выбирают страну для переезда, как вы думаете, какая страна наиболее благоприятная в этом смысле, какая страна наиболее помогает иммигрантам адаптироваться, чувствовать себя если не своими, то хотя бы в комфорте? Какая страна – лидер в вашем личном рейтинге?

О.П. Если говорить о тех странах, в которых я была лично, то это, конечно, США. А в принципе можно говорить о тех странах, которые моложе, потому что одно дело, приехать со своим уставом в консервативную европейскую страну, а другое дело – в Новую Зеландию, где огромное количество иммигрантов, плюс сами новозеландцы, по рассказам моих знакомых, немного стесняются, что у них такая короткая история, и они очень интересуются приезжающими из других стран людьми, постоянно в некотором смысле пытаясь доказать, что они настолько же хороши, как все остальные. Поэтому иммигрантам, в определенном смысле, там быть несложно.

И.П. Я, кстати, с вами согласна и сейчас в своей Швейцарии заплакала горькими слезами. Я согласна, что более молодые, или только недавно открывшие свои двери для мигрантов, в плане адаптации более дружелюбные.

Хорошо, давайте поговорим теперь о вашем личном опыте, он нам тоже очень интересен. Вы сейчас живете в Германии, а до этого вы жили в Италии и пытались адаптироваться. Какие отличия в культурном коде этих стран вы увидели?

О.П. Начну с того, что мой опыт с Италией и Германией отличается тем, что в одной стране я была иммигранткой, а во второй живу как экспат,  и надо понимать, что с немецким миром я соприкасаюсь немного по касательной, я знаю, что здесь мне не придется искать работу, я подрабатываю, но не ищу работу, которая дала бы мне карьеру. Когда я приехала в Италию, у меня были совершенно другие планы, я достаточно быстро выучила итальянский, но на тот момент не понимала, что работу в Италии невозможно найти по объявлению. Это к вопросу о том, насколько ценятся личные отношения в той или иной культуре. И даже если бы мне на тот момент это прямо объяснили, я была бы не готова идти и заводить знакомства специально.

До этого у меня был опыт в Америке, а там, по крайней мере на первую работу, запросто можно попасть по объявлению, там нет такого давления на личное знакомство с тем, кто поможет тебе достичь профессиональных целей. В Германии я вижу такую же тенденцию, другое дело, что я сейчас не ищу работу. То есть в Италии и Германии совершенно точно разный стиль коммуникации: в Италии мы информацию получаем не столько из сказанных слов, сколько из общего контекста, из того качества отношений, которое у нас есть с человеком, а в Германии акцент на тех словах, которые ты слышишь, тебе говорят напрямую, например, если мы встречаемся в 9, то это 9, а не 9.45, как это может быть в Италии.

И.П. Ольга, если вам неактуален поиск работы в Германии, давайте поговорим про людей, про соседей – как взаимодействовать с ними в Италии, где постоянные застолья, большие семи и т.д., и в Германии?

 О.П. В Германии мы снимаем квартиру, в Италии у нас есть собственный дом. Однозначно, что к шуму соседей после 11 мы относились совершенно спокойно, потому что хорошие знакомые друг на друга не жалуются. В Германии прежде всего акцент делается на правила, и когда мы после снегопада оставили мокрые сапоги у квартиры, нам соседи написали записку, что такого не должно быть. На самом деле мы к таким вещам были готовы и не считаем их оскорбительными. Надо сказать, что любые записки подобного плана всегда подписываются, анонимок нет.

И.П. Еще очень важный вопрос про детей: как их воспитывать в новой культурной среде, не забывая про наши культурные особенности? Я хочу узнать, как воспитывать ребенка в разно национальной семье, как учитывать культурные особенности обоих родителей, и как воспитывать детей в новой стране, с одной стороны, повышая их культурный интеллект, не забывая про наши культурные особенности и не напоминая им, что они могут немного расслабиться, уже не в России находимся. Как сделать так, чтобы все совместить в бедном ребеночке?

О.П. Наверное, нам повезло в том смысле, что с нами 10 лет проживает русская бабушка, поэтому дети у нас автоматически стали говорить по-русски. Прежде всего должна сказать, что мой муж всегда бы за то, чтобы дети были билингвами. К сожалению, эту ситуацию я вижу не везде, не редко папы категорически против того, чтобы мама говорила с ребенком на русском. Дети стали билингвами без особых наших усилий.

И именно факт того, что они уже были билингвами, помог им войти в немецкую среду так быстро. Был чисто технический вопрос, потому что выучить немецкий как иностранный после русского все-таки достаточно легко. Если говорить об интеграции в Германии, то мы ставили себе цель уехать со свободным немецким по крайней мере для детей, потому что я до уровня С за 4 года, наверное, не дойду, а муж работает на английском, поэтому тоже себе такой цели не ставит. Но мы хотели, чтобы дети полностью погрузились в немецкую среду, для этого мы отправили их в государственные школы, и нам повезло, что они попали в очень хорошие классы, где их быстро приняли дети.

И они очень быстро впитали в себя немецкую грамматику, и некоторая резкость высказываний в немецком не стала для них шокирующей, потому что они уже были знакомы с русским языком. То есть чем больше мы делаем, тем больше это идет в один котел, помогает нам адаптироваться в разных ситуациях. Это как менять скорость в машине – вы просто управляете тем, как вы едете.

И.П. Да, я согласна, что чем больше вы переезжаете и чем больше видите культурных различий, даже находясь  в одной стране, если ребенок ходит в международную школу и видит там разных детей, разные семьи, национальные языки и особенности – это помогает ему. Давайте поясню мой вопрос на своем примере: какое-то время мои старшие дети ходили в русскую школу до нашего переезда. Это порядок, детишки сидят за партой, молчат, когда говорит учительница, и другие правила русской школы, которые мы все прекрасно знаем.

И первые полгода в школе Швейцарии они были удивлены тем, что все ходят по классу, болтают, шумят, непонятно, как построен привычный нам учебный процесс. И вот что делать одной из моих дочерей, которая любит, когда в школе порядок, все сидят за партой и слушают, к учителю обращаются по имени-отчеству и на «вы»? Ей оставаться «странной русской», себя не перебарывая, или в новой среде ей придется расслабиться, успокоиться, шуметь, ходить, сидеть на полу и т.д? Как мне с ней поговорить и что ей сказать? Вот в чем мой вопрос.

О.П. Я за то, чтобы сделать шаг навстречу, не перебарывать себя в каких-то базовых вещах, но понять, что надо немного поменять термины: назвать учительницу по имени – это не панибратство, а партнерство, и учиться каким-то образом идти к своей цели, находясь в этой непривычной среде. Важно понять, что дети вокруг не изменяться, то есть она должна чуть-чуть изменить себя, и степень этого изменения всегда индивидуальна, это как раз тот вопрос, который достоин проработки.

И.П. Понятно. То есть быть аккуратной, не разрушать все сразу до основания, мы же можем, условно, переехать в Сингапур, где правила примерно как в России, — я же не скажу ей снова садиться за парту.

О.П. Да, есть базовые вещи, за которые мы держимся, а все остальное – немножко оболочка. Помните буддийскую притчу, как душа попадает на небо, и ее спрашивают: кто ты? И она дает разные ответы, мать, кто она по профессии и прочие вещи, но это не ответ на вопрос, кто ты, и когда она не может найти ответа, ее отправляют обратно на Землю. То есть, есть какие-то вещи, которые мы действительно не хотим менять, которые нам невероятно дороги. Мне кажется, называть учительницу по имени, при этом испытывая к ней уважение, это не совсем то же самое, что ломать себя.

И.П. Конечно, мой пример просто для объяснения вопроса. Но я рада, что вы это сказали, я очень хотела, чтобы это прозвучало в нашем подкасте, что когда мы говорим об адаптации, об интеграции, о полном погружении, вы можете жить бесконечное количество лет в вашей новой стране, но я и даже специалист по культурному интеллекту за то, чтобы не разрушать в себе то, что в вас уже есть, а пытаться нарастить новые нейронные связи. Возьмите из культуры то, что вам интересно, что вам подходит, и вы получите уникальное преимущество перед теми людьми, которые живут  в этой стране не одно поколение. Не упирайтесь, получите то, что вам дает новая страна, возьмите, развивайте это, попытайтесь применить, и вы будете супер человеком.

О.П. Ирина, вы сейчас дали идеальное определение интеграции!

И.П. Ольга, спасибо вам большое за этот разговор, я рада, что мы с вами думаем в унисон. Мне кажется, вы занимаетесь очень полезной деятельностью, я думаю, все больше и больше людей будут задумываться об этом, потому что мы хотим облегчить жизнь себе и своим детям, с одной стороны, но ведь большинство из нас хотят стать лучше, мои слушатели уж точно. Спасибо вам за интересный разговор и удачи в вашем проекте!

О.П. Спасибо большое, Ирина! Мне было очень приятно. Буду рада новым встречам.

И.П. До свидания!

Друзья, что вы думаете на тему нашего сегодняшнего подкаста – неоднозначная или однозначная? Напишите нам ваше мнение, оно нам очень важно, правда. Оставляйте комментарии в ITunes или просто пишите мне напрямую. И оставайтесь с нами. Здесь открывается мир.

44949046