ЮАР, Мозамбик и Зимбабве с Машей Карабан: переезд только для смелых.

Африка

Едем в Африку, в гости к Маше Карабан – предпринимателю, бизнесвумен и просто человеку мира, которая родилась в России, повзрослела в Африке, а живет сейчас в Европе. Поговорим про жизнь в Мозамбике, Зимбабве и ЮАР. Обсудим безопасность (спойлер – это опасно). Отметим новые тенденции и тренды. Узнаем – кому и зачем надо попробовать пожить в Африке, и как  этот опыт влияет на всю дальнейшую жизнь.

Найти Машу можно на Facebook.

Много полезной информации об Африке — на канале проекта OpenWorld в Telegram (каждую неделю после выпуска подкаста наш канал рассказывает о той стране, в которой живет герой подкаста).

Слушайте подкасты «Открываем мир» в iTunes. На этой странице также можно подписаться на новые выпуски, и тогда уведомления о них будут приходить прямо на телефон.

Мы также будем счастливы, если вы оставите о подкасте свой отзыв. Каждое ваше слово вдохновляет нас двигаться дальше.

Читать интервью можно ниже.

И.П. Друзья, привет! Меня зовут Ирина Плыткевич, вы слушаете мой подкаст Открываем мир, и сегодня мы с вами поедем открывать очень необычный мир. Честно говоря, я сомневалась, выпускать ли этот подкаст в эфир, потому что мы говорим о таких местах, которые на моей памяти еще никто ни разу не выбирал самостоятельно в качестве нового места для жизни. Но потом мы решили, мир – он мир и есть. Да, он разный, качество жизни в нем разное, условия для жизни и возможности разные тоже, но мир меняется, и кто знает, что будет с той или иной страной через 5 или 10 лет.

И вдруг вы сейчас услышите что-то, что возьмете себе на заметку, а через год или два вспомните, потому что увидите тенденции, ведь ничего не бывает просто так. Именно поэтому мы едем сегодня в гости к Маше Карабан. Маша написала в своей анкете, что она человек мира, и это совершенно точно так, потому что совсем недавно мы поздравляли ее с переездом в Португалию, сейчас она живет в Англии, разговаривает со мной из Кипра, а рассказывать будет про Африку. Не про всю, конечно, а про южную ее часть: Мозамбик, Зимбабве, ЮАР. Мне немного страшновато, но очень интересно.

Маша, привет!

М.К. Ира, привет!

И.П. На данный момент у нас сегодня самый необычный подкаст, который мы записываем, во-первых, потому что ты очень необычная девушка – я никак не могу за тобой успеть, ты все время в разных странах. Ты действительно такой человек мира, это очень классно, мы таких любим людей. Но самое необычное сегодня – это то, что мы говорим о континенте, о котором ни разу еще не говорили и о котором, я уверена, мы мало что знаем. Надеюсь, сегодня мы хотя бы чуть-чуть приоткроем эту завесу тайн. Это Африка.

Маша, спасибо большое, что пришла к нам об этом рассказать, и давай начнем сначала: как ты росла и как ты доросла до Африки, до какой конкретно страны – расскажи нам, пожалуйста,  свою историю.

М.К. Я обязательно все расскажу. Спасибо тебе большое, что следишь за моими перемещениями. Африка вошла в мою жизнь неожиданно, хотя, наверное, ожидаемо, потому что моя семья еще в СССР перебралась в Африку, мои дядя и тетя были врачами. И в то время была программа у Мозамбика с СССР, когда туда уезжали врачи помогать. И мой отец тоже перебрался туда, он преподаватель высшей математики, получил несколько контрактов и начал там преподавать. Притом, что я провела большее время в Мозамбике, я буду заодно рассказывать и про другие страны, потому что я там так же жила, путешествовала. И мне хотелось бы как можно больше рассказать об Африке.

И.П. Да, там много всего интересного. Мы заявили подкаст как подкаст об Африке, понятно, что ты нам за всю Одессу не ответишь, но и все то, что ты знаешь о других странах, мы тебя сейчас расспросим.

М.К. Отлично, расскажу все, что знаю. Я уехала в Африку в 18 лет, для меня это было полнейшей авантюрой, потому что я выросла в такой аристократичной семье – театр, музыкальная школа – и тут Африка!

И.П. Расскажи нам, как это случилось, как было принято это решение? Насколько оно было осознанным в 18 лет?

М.К. Я не думаю, что я была в каком-то осознанном состоянии, но я безумно рада, что это произошло, потому что это великая школа жизни. Решение мы приняли с отцом, я истинная отцовская дочь, и так как он уже эмигрировал и около 5 лет прожил в Мозамбике, то я решила следовать за ним. И после окончания своей гимназии я улетела в Зимбабве, потом в Мозамбик. И кстати первый инсайт, который я поймала, это было в Зимбабве, где проходил международный фестиваль искусств. Для меня это никак не билось в картинку Африки. Зимбабве – это английская колония, англичане вкладывались в свои страны, и там было огромное количество белых людей, которые там долго жили, растили детей, вели бизнес, и в том числе там была такая  насыщенная культурная жизнь, туда съезжалось много людей. И для меня это было большое потрясение, потому что я как и все думала, что Африка – это крокодилы, бегемоты и зеленый попугай!

И.П. Что-то в этом роде. И как минимум страшновато девушке в 18 лет к крокодилам ехать.

М.К. Фестиваль искусств меня расслабил,  потому что я поняла, что и здесь жизнь есть, все нормально. И потом я уже начала адаптироваться и планировать дальнейшие шаги.

И.П. А ты когда переезжала, вы обсуждали, что ты будешь делать там? Ты была после школы сразу же?

М.К. Да, я была после школы и, естественно, мне нужно было учиться. Мы рассматривали разные страны для учебы. По-моему, год я изучала эти вопросы, адаптировалась, учила португальский язык, потому что мы все же решили поступать в португальский университет.

И.П. Давай тогда поэтапно. Возьмем первый год, когда ты изучала, погружалась в страну. Расскажи нам свои эмоциональные впечатления про Мозамбик, где ты в итоге решила учиться.

М.К. Наверное, лучше сделать небольшой экскурс в историю, потому что Африка очень разная, в ней 55 государств, и каждая страна несет в себе шлейф колонизаторов, ведь 90% африканского континента были колониями европейских и арабских стран. Например, Египет, Тунис не воспринимаются как Африка, хотя и находятся физически на континенте. И в целом принято разделение материка на 5 регионов: северная, южная, восточная, западная и центральная Африка. Я как раз была в южной Африке, которая состояла из колоний англичан, это ЮАР, Намибия и Зимбабве. А Мозамбик – это португальская колония, которая граничит с ЮАР и Зимбабве. Это важно знать, потому что приезжая туда, ты английский шлейф чувствуешь везде, даже на уровне населения.

Например, в Зимбабве очень мало цветного населения, потому что был апартеид – это колоссальный период в истории расизма ХХ века, и белое население держалось обособленно. А Мозамбик, наоборот, весь разноцветный, потому что сепарации не было, была дружба и любовь. ЮАР – самая развитая страна Африки, по природным ресурсам самая развитая страна в мире. А Мозамбик – это аграрная страна, там мало ценного, они инфраструктурно бедные, основные зоны успеха – это рыбный и строительный рынок, поэтому Мозамбик особо ничем не выделялся, и португальцы там тоже ничего колоссального не сделали, должна я отметить это.

И.П. Зато они, видимо, принесли туда ощущение счастья и любви.

М.К. Да. Несмотря на то, что ЮАР – одна из самых развитых в мире стран, там присутствуют все международные организации, там можно строить бизнес, там великолепная инфраструктура, медицина. Мы приезжаем туда, как в Европу, даже лучше, наверное. При этом Мозамбик, который рядом, уже совершенно другой.

Говоря про Африку, надо всегда говорить про безопасность. Она везде присутствует на достаточно низком уровне, но при этом в Мозамбике безопасность на более-менее контролируемом уровне. В то время как ЮАР – достаточно агрессивная и жестокая страна, поэтому туда переезжать очень сложно. Да и вообще Африка привлекает людей ради туризма в основном, а не для жизни, именно по категории безопасности в первую очередь.

И.П. До этого мы сейчас дойдем. Давай попробуем снова вернуться в твой первый год. Чем ты вообще там занималась? Насколько тебе было комфортно?

М.К. Сначала я ничего не делала, у меня было счастье: голубой океан, тепло. Конечно, я изучала страны, ездила по городам. И еще я учила язык, потому что университет уже был выбран, и португальский с нуля я должна была выучить буквально за полгода, чтобы я могла спокойно учиться в университете.

И.П. Вы жили как-то обособленно? Как это было для экспатов?

М.К. Мы жили не обособленно, у нас был дом в черте города, но есть при этом мини-городки с огороженной территорией, и лучше находиться там, конечно. Но так как отец там уже жил до этого, многое понимал, был достаточно уважаемым человеком в обществе, то мы жили отдельно и чувствовали себя достаточно комфортно.

И.П. Именно безопасно? Просто я знаю, что у тебя была история, связанная с безопасностью. Может быть, ты с нами поделишься?

М.К. С безопасностью было очень много историй, уже потом я это все прочувствовала на себе и на своих близких. Конечно, есть мелкие вещи: украшения, сотовый телефон лучше не носить (телефоны тогда только появились, и их всегда вырывали из рук, и чтобы поговорить по телефону или написать смс, приходилось заходить в магазин).

У нас была страшная история, которая, к счастью, закончилась хорошо, она случилась в Зимбабве. К нам приехала бабушка 80 лет в гости, в Зимбабве учился мой брат в английском колледже, они с бабушкой поехали ужинать, а когда вернулись домой, то ворота не открывались. Брат вышел из машины, чтобы разобраться с воротами, а в этот момент сел в машину преступник и угнал машину вместе с нашей бабушкой на переднем сидении. Это, конечно, было страшно, потом это чудом как-то разрешилось. Бабушка нам рассказывала, что она начала его бить, и он ее выбросил на обочину, но все обошлось, и даже машину потом нашли. Подобные истории случаются в Африке часто, везде воруют машины.

И.П. И сейчас, в 2018 году, такая же обстановка?

М.К. Да, даже бывают такие рейдерские веяния в разных странах, причем с применением оружия. Люди это знают, уже к этому привыкли. Просто ставят свои машины в гараж, знают время, когда лучше выезжать и возвращаться, то есть это такие мелочи жизни, к которым уже все привыкли.

И.П. Не то что даже привыкли, а просто нужно это учитывать, нужно знать какие-то лайфхаки, потому что это не Европа. Да и нигде нельзя чувствовать себя расслабленно и свободно, всегда надо быть на страже.

М.К. Это правда, но в Африке вдвойне и втройне.

И.П. Друзья, может быть, вы думаете сейчас, что не нужны вам никакие схемы переезда в Африку, и имеете на это право. Но мы не отступим от традиции, и на нашем телеграм-канале ссылка расскажем об основных тенденциях и трендах, которые развиваются сейчас на африканском континенте, как минимум в его южной части. Может быть, ваш стартап именно об этом, а вы и не знали. Ссылка.

Хорошо, это мы обсудили. Давай о хороших вещах теперь поговорим, я знаю, ты всегда говоришь о том, что Африка – это твоя любовь, поэтому давай обсудим не только негативные моменты. Может быть, позитивные моменты связаны с твоей учебой? Расскажи, где ты училась, почему был такой выбор, и что хорошего ты получила из этого опыта?

М.К. На самом деле выбор был небольшой, мы выбрали лучший университет из нескольких. Для поступления туда мы перевели мои российские документы и оплатили обучение. То есть ничего серьезного я не сдавала для поступления.

И.П. А португалький язык? Чтобы понять твой уровень.

М.К. Про португалький не помню, может быть, я проходила интервью. Просто на тот момент я не говорила на португальском, я весь год до этого говорила на английском, потому что там все на нем говорят, мне другой язык не требовался, хотя я и собиралась его учить для поступления. У меня не было большой мотивации говорить свободно на португальском, хотя я ходила заниматься, но я не говорила. И в тот момент, когда я пришла на первую лекцию, я поняла, что я ничего не понимаю. В этом была основная авантюра моей учебы, потому что мне за несколько месяцев нужно было  так подтянуть язык, чтобы я могла на нем как минимум сдать экзамен или предварительный тест.

Конечно, в начале мне пришлось списывать. Кстати очень интересный момент, что в Африке высшее образование дается избранным: оно дорогое и совершенно не для всех, к нему относятся как к великому дару, шансу – примерно как мы Оксфорд воспринимаем. Есть специальные льготы тем, кто получает высшее образование: билеты, доступ к вакансиям в международных компаниях – такие профессиональные бонусы учащимся, которые позволяют интегрироваться и быстро развиваться. То есть их уважают в обществе, хотя они еще это образование не получили, только учатся. Поэтому там не списывают, это не поддерживается внутри группы. Когда я в первый раз пришла со шпаргалками, на меня все посмотрели очень странно, с укором. И я больше так не делала, я реально училась.

И.П. Какой хороший инсайт: люди относятся к образованию как к образованию, а не просто  просиживают  несколько лет за партой, как получается, к сожалению, у многих в России, ведь мы живем сейчас в парадигме, что мир меняется так быстро, что неизвестно, понадобится ли тебе полученное образование. А такое отношение к образованию в ЮАР, мне кажется, говорит об осознанности страны, в том числе как минимум молодого поколения.

М.К. Конечно. Там еще это связано с тем, что нужно было воспитать очень ценные кадры, потому что независимость они объявили в 1975 году, и в этот момент около 2000 португальцев уехали. Там даже был такой закон – 24/20, когда португальцы за 24 часа должны были покинуть страну с 20 кг багажа. И в этот момент страна лишилась всех квалифицированных кадров, и основной акцент был сделан на воспитание поколения, которое сможет руководить. Было огромное количество грантов – студентов отправляли учиться в Европу, и в том числе внутри страны преподавали профессора из разных стран, потому что на тот момент не было местных преподавателей. И я тоже училась у европейских преподавателей, чему очень рада, потому что сейчас я могу быстро адаптироваться, переучиваться, потому что мы учились на проблемах,  а не на теории, я очень многое почерпнула. Я не ангажирую людей туда ехать учиться, но это был очень полезный опыт.

И.П. Мы вообще никого никуда не ангажируем, мы просто даем информацию. И мне кажется, сейчас очень ценная информация звучит, потому что страна развивается, старается из максимально бедной стать современной, привлечь иностранных специалистов, вырастить новое поколение – я думаю, это все должно отображаться и на образовании. Скажи, пожалуйста, ты говоришь, что образование дорогое – это для местных жителей дорого или по сравнению с другими странами дорого?

М.К. Конечно, это дорого для местного населения.

И.П. А в сравнении с европейскими или американскими университетами?

М.К. Это в разы дешевле.

И.П. На самом деле это хороший лайфхак, который люди должны знать. Ты в Мозамбике можешь получить португальский диплом по окончании португальского университета там – мне кажется, это очень важная вещь.

Хорошо. Ты закончила обучение, заговорила, нашла себе друзей. Расскажи, пожалуйста, про людей. Мы уже несколько раз с тобой повторили, что ни дружат, добрые, любят. Какие они еще?

М.К. Люди везде одинаковые на самом деле, конечно, у каждой национальности есть какие-то особенные характеристики. У меня было очень много друзей местных. Я как раз не из тех людей, которые сразу бегут в русскую общину, дружат только с русскими и этим себя ограничивают. Я наоборот подбираюсь к самому сердцу страны, мне это очень интересно, я всегда так делаю. Наверное, мне это легко дается: я всегда дружелюбно ко всем отношусь, и ко мне так же относятся, каких-то конфликтных ситуаций у меня не было. То есть в целом это обычны отношения между людьми.

И.П. У тебя появились подруги или подруга, чтобы вы вместе гуляли, ходили в кино? Что-то такое было?

М.К. Да, у меня огромное количество подруг, которые до сих пор там живут, это как студенческие подруги где-то у нас в России. Может быть, сначала мы друг к другу присматривались, но потом мы так же секретничали, дружили и до сих пор дружим. У всех, поверьте, одни и те же проблемы.

И.П. Это как раз я понимаю. Давай теперь вот о чем поговорим. Мы с тобой уже несколько раз сказали, что страна развивается, ищет и привлекает иностранных специалистов – скажи, пожалуйста, какие сейчас самые востребованные профессии, чтобы можно было поехать экспатом, получить работу. Что про такие тенденции скажешь?

М.К. Если мы откатаем несколько десятков лет назад, то в тот момент из России приезжало огромное количество врачей, у них были очень хорошие контракты – так приехали мои тетя с дядей. Тетя уехала потом в Россию по трагическим обстоятельствам, а мой отец до сих пор там живет и скорее всего будет там жить, у него семья, трое прекрасных детей.

И.П. То есть он адаптировался полностью! Недавно был опрос в группе: когда, на ваш взгляд, произошла полная адаптация в стране? Случай твоего отца полностью отвечает на этот вопрос. Твой отец преподает в университете, верно?

М.К. Он преподает в нескольких университетах высшую математику.

И.П. То есть профессия преподавателя в университете востребована?

М.К. Это было востребовано, когда была необходимость в русских специалистах, потому что наш хороший опыт обучения известен в мире. Но это происходило до 2006 года. Потом резко изменилась политика. Возможно, это связано с очередными военными вспышками и гражданскими перипетиями, но Министерство урезало контракты с иностранцами. И остались только те, в кого вкладывала страна до этого, и они уже подросли. Иностранцам ограничили доступ к  работе, и последствия апартеида привели к тому, что возник такой обратный расизм, то есть если есть возможность взять на работу местного сотрудника, то возьмут его, и там это на уровне закона: только если нет специалиста нужного уровня, можно привлекать иностранную силу.

И.П. Да, так во многих странах, если даже не во всех. И это даже правильно, потому что надо свои кадры развивать и расти за счет своего населения. Может быть, просто есть те специалисты, в которых нуждается страна? Ты говорила, что эта страна больше аграрная – это до сих пор так?

М.К. Да, потому что Мозамбик – самый главный экспортер креветок в мире, и один из русских миллионеров как раз занимается этой сферой. В целом я не знаю, есть ли в этой стране что-то особенное, чтобы туда ехать работать. И вообще не знаю, стоит ли туда ехать, потому что есть аспекты, которые создадут явные сомнения. Прежде всего это безопасность. Сейчас в Африке развивается такое ужасное веяние, как кража детей, поэтому богатые люди прячут своих детей или увозят их в другие страны. Это началась буквально несколько лет назад, детей воруют ради получения выкупа.

И.П. Это в каких странах происходит? В ЮАР тоже?

М.К. Да, и в Мозамбике тоже. Несколько месяцев назад в семье друзей украли ребенка, но вернули за вознаграждение, к счастью. Поэтому это очень важно понимать, когда едешь с семьей, с детьми. Но если человек ищет приключений или он связан с благотворительностью, или он дауншифтер, историк, геолог, человек, которому интересна Африка, потому что это ведь колыбель человечества, ведь именно здесь  нашли останки первого человека, то можно ехать в Африку. Наверное, все же это страна не для размеренной семейной жизни возле океана, но я думаю, что в молодом возрасте интересно окунуться в эту жизнь, изучить ее. В том числе стартаперские темы, потому что сейчас многие страны смотрят в сторону Африки очень интенсивно, там огромное количество возможностей, и самые смелые уже пробуют там запускать свои бизнесы.

И.П. Да, я кстати хотела с тобой поговорить про предпринимательство, я тоже слышала про ЮАР, что инновационные стартапы, связанные с новыми технологиями очень востребованы и всячески привлекаются. И это будет интересно тем, кто понимает, что другие страны – Америка, Европа, Китай – это очень высококонкурентные страны для новых стартапов. Я знаю, что многие IT-корпорации на Африку смотрят, и ты тоже эту тему подтверждаешь, да?

М.К. Да, в Африке много стран, заинтересованных в таком развитии. Конечно, ЮАР в приоритете, Мозамбик беднее, там даже инфраструктуры нет, поэтому сложно чувствовать себя там хорошо. Я не занималась конкретным изучением рынка на текущий момент, но ЮАР развивается, это точно. Но есть и другие страны. Например, Нигерия, в которой многие банки открывают свои филиалы, там есть запасы нефти и золота, поэтому страна развивается очень быстро. Так же Ангола – португальская колония, там тоже есть полезные ископаемые. Я говорю именно о полезных ископаемых, потому что это такой триггер к развитию. Кения, Занзибар, Танзания – это страны, в которых инфраструктурно выстроена система, рынок есть, страны богатые в плане присутствия других игроков, с которыми уже можно выстраивать партнерские сети. Поэтому смельчаки, кто реально хочет запрыгнуть в первый вагон поезда и окучить территории, смело могут ехать уже сейчас. Потому что рано или поздно на этот континент придут все.

И.П. Тоже об этом думаю и хочу поделиться мыслями: конечно, страшно, есть вопросы безопасности, и еще больше страшилок расскажут друзья, как только вы скажете, что хотите поехать в Африку, мы и так боимся. Но мы должны помнить, что возможности всегда даются смелым, и если мы видим, что Африка – континент совершенно не поделенный между большими корпорациями или новаторскими стартаперскими кланами, то при должной смелости можно эту тему изучить и найти в ЮАР свое место силы для бизнеса.

Маша, давай еще поговорим про природу, про красоты, что можно посмотреть туристу. Расскажи нам, где ты была, где путешествовала?

М.К. ЮАР можно на машине объехать полностью, это будет безумно интересно, там очень много заповедников, и сам южный берег континента потрясающе красивый. Мыс Доброй надежды – это встреча двух океанов, нереальная мощь, такое место силы, куда не попасть нельзя, это очень красиво. В ЮАР все давно понятно, есть протоптанные дорожки, нужно просто зайти в TripAdviser и выбрать места, куда хочется поехать. Кстати туда ездят, чтобы поплавать с акулами.

И.П. Мы поняли: Африка – это не только смелые люди, смелые проекты, но и смелые развлечения. Что это значит – плавать с акулами?

М.К. Это когда тебя опускают в клетке в воду, где плавают акулы, то есть ты чувствуешь себя в опасности. Если мы опять заговорили про опасности, то есть важный момент, о котором нужно помнить, это болезни. Если мы говорим про южную часть Африки, то это тропическая малярия, которая передается укусом комара, это очень опасная болезнь, которая эволюционирует, многие люди умирают. Я сама болела ей три раза, а мой отец, проживший в Африке более 20 лет, не болел ни разу. Сразу скажу, что болезнь не из приятных, очень сильно ломит организм, реакции у каждого человека свои, и главное вовремя понять, что вы заболели, и начать лечение.

И.П. А защититься как можно?

М.К. Никак. Даже если вы хотите пропить заранее курс хинина, который якобы вырабатывает иммунитет от болезни, то он скорее всего не будет работать. Поэтому просто важно, чтобы вас не кусали комары, особенно вблизи воды.

И.П. Надо не упустить момент и бежать к врачу. А куда кстати бежать надо? В какой стране тебе окажут достаточно квалифицированную помощь?

М.К. Если нужна серьезная специализированная помощь, то лучше ехать в ЮАР. Но если это общее недомогание, то можно воспользоваться государственной клиникой, это бесплатно, но надо иметь в виду, что туда едут все: из регионов, районов, племен, и это не всегда эстетически приятно. За индивидуальным подходом, конечно, надо идти в частные клиники.

И.П. Они там есть?

М.К. Конечно, они есть. И все же важно идти к врачам, которые приехали откуда-то, потому что считается, что рынок специалистов медицинского направления в Африке еще не сформирован. А иногда мой папа вообще летает в Россию, если что-то не так.

И.П. Это тоже кстати вариант, и из Европы летают в Россию, потому что найти своего врача крайне важно, и да, прилетишь, если понадобится его помощь, ничего такого в этом нет.

Давай продолжим про путешествия, про ЮАР мы поняли, куда еще можно съездить путешественнику, чтобы посмотреть хотя бы южную Африку?

М.К. Йоханнесбург очень небезопасный город, я там была только один раз и даже не выходила из отеля, там до сих пор работает комендантский час до 5 вечера. Но в целом, если путешествовать на машине, можно чувствовать себя достаточно комфортно и безопасно, просто нужно держать ушки на макушке.

В Мозамбике самые красивые девственные пляжи, ЮАР даже хотел их выкупить, кажется, что ты открываешь этот материк сам, когда едешь по береговой линии на машине – вокруг нет ни души. Там есть знаменитый пляж Базаруто, он находится в 400 км от столицы Мозамбика Мапуту. Базаруто – это райский остров, куда прилетают отдыхать голливудские актеры, там есть зона Валанкувеж 41.23 (я слышу так, а яндекс молчит на эту тему. Есть Виланкуло – но это аэропорт), все состоятельное население туда едет отдыхать на каникулы. В принципе, это пляжный отдых только.

И.П. Многие любят океан, а нетронутые пляжи, где мало людей – для нас это редкость, поэтому мы эту информацию с удовольствием запишем себе в блокнот.

М.К. И если понадобится помощь по туристическим направлениям в Мозамбике, я могу подсказать отдельно.

И.П. Да, Маша, мы обязательно напишем в конце твои контакты, чтобы все знали, кому писать.

Маша, у нас осталось буквально пять минут, хочу такой вопрос тебе задать: все же ты была там в достаточно молодом возрасте, и такой достаточно экстремальный опыт получила – как это повлияло на тебя, если вообще повлияло, и что ты вынесла из этого своего периода, как ты впитала его в себя, какие сделала лайфхаки, как он тебя изменил?

М.К. Я думаю, что это просто стало моей визитной карточкой по жизни. Потому что непросто оказаться в другой стране в 18 лет, а в стране, где все иначе, приходится не просто адаптироваться, а иметь вот эту чуйку, чтобы не попасть в беду. Например, нас несколько раз чуть не покусали крокодилы, мы тонули в каких-то песках, то есть даже самые простые развлечения там могли оказаться трагическим происшествием.

И с одной стороны, это сделало меня осторожной, а с другой – сделало меня очень смелой, мне совершенно ничего не страшно. Те вещи, которые пришлось пройти, научиться, адаптироваться, подстроиться, поменяли и мое русло жизни, потому что так или иначе я уже привыкла жить в разных странах, работать в них (в Индии я жила год, в Бразилии), и у меня никакая страна,  никакой рынок и проект не вызывают страх. Африка дала мне чувство уверенности, что все возможно. Потому что если в 18 лет я за 2 месяца выучила язык, потом закончила университет, в конце концов не умерла от всего этого, то я многое могу.

И.П. Не каждый из нас может похвастаться таким чувством, не каждый. И вообще довольно редко можно встретить таких людей, но именно такие люди, я думаю, делают что-то действительно глобальное, крутое, классное, потому что уверенность важна, нужна, никуда от нее не деться, и если эта уверенность не дана тебе генетически, а приобретена за счет этого опыта, то это классный, нужный опыт. И я думаю, что те, кто уже записал себе информацию про стартапы, а вдобавок хотел бы быть посмелее, то понял, что африканские страны для него.

М.К. И если не говорить про работу, а именно про дауншифтинг, то в Африке огромное количество интересных программ, когда можно помогать детям, выращивать черепах, кормить бегемотов, делать раскопки – так можно улететь в какое-то новое измерение, перезагрузиться, а потом снова вернуться в свой современный мир.

И.П. Да, волонтерские программы я тоже очень люблю, мы потом подробнее напишем на нашем телеграм-канале, и если уж помогать, то именно таким странам, потому что именно им наша помощь нужна.

Маша, спасибо тебе большое! Был потрясающий разговор, у меня мурашки до сих пор не проходят от твоих историй. Спасибо, что пришла, спасибо, что поделилась. Удачи тебе! Я думаю, что смелость города берет, а в твоем случае смелость берет страны. Я уверена, что любую страну ты теперь покоришь, а сейчас покоряй Англию. Удачи тебе и еще раз большое спасибо, что пришла!

М.К. Ира, спасибо огромное! Было приятно с тобой пообщаться. Я буду рада прокомментировать или что-то рассказать про Африку или другие страны, в которых я жила, поэтому пишите мне в Facebook.

И.П. Маша, надеюсь увидеться лично в любой стране мира. Пока!

М.К. Пока! Спасибо.

И.П. Друзья, экстремальные поездки прекращаем, как минимум временно, и возвращаемся отдышаться в Европу. Одевайтесь потеплее, едем в одну из самых красивых, богатых и развитых стран северной Европы – едем смотреть фьорды и делать селфи на Языке Тролля. Норвегия у нас на следующей неделе! Оставайтесь с нами, здесь открывается мир.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *