Бразилия с Мариной Хамицевич: как принимать необычное и учиться у каждого.

Бразилия

Едем в Бразилию, в гости к Марине Хамицевич, которая прожила в Бразилии два года и пережила там всю палитру чувств к стране — от ненависти до любви.

Обсудим, можно ли  переехать в совершенно незнакомую страну просто потому, что есть такая возможность; как принять страну, когда ее совершенно не хочется принимать, и как научиться находить уроки в каждом дне.

Найти Марину можно здесь:

Facebook — https://www.facebook.com/marina.khamitsevich

Книга «Уроки кариоки» https://ridero.ru/books/uroki_karioki/

Много полезной информации о Бразилии — на канале проекта OpenWorld в Telegram (каждую неделю после выпуска подкаста наш канал рассказывает о той стране, в которой живет герой подкаста).

Слушайте подкасты «Открываем мир» в iTunes. На этой странице также можно подписаться на новые выпуски, и тогда уведомления о них будут приходить прямо на телефон.

Мы также будем счастливы, если вы оставите о подкасте свой отзыв. Каждое ваше слово вдохновляет нас двигаться дальше.

Прочитать интервью можно ниже.

И.П. Друзья, привет! Меня зовут Ирина Плыткевич, сегодня новый четверг, и у нас новый подкаст. Подкаст у нас сегодня про Бразилию. Иногда я думаю, что если человек интересуется Европой, то вряд ли он будет слушать, условно, про Бразилию,  а тот, кто мечтает об Азии, не откроет подкаст про Германию. Но потом успокаиваюсь, потому что наши подкасты не только и не столько про страну, они про выводы, которые сделал человек, про изменения, которые с ним случились, про уроки, про удачи и не удачи, конечно. И даже если вы не думаете о Бразилии, послушайте о том, как изначально такая далекая и другая страна оказалась на самом деле такой близкой России, и как научила принимать. Говорим сегодня об этом с Мариной Хамицевич – юристом, мамой и автором книги «Уроки кариоки», книги, которую она написала о своей жизни в Бразилии.

Марина, доброе утро!

М.Х. Привет! Всем доброе утро!

И.П. Мы сегодня с Мариной обе в Швейцарии, но говорить мы сегодня будем о Бразилии, потому что Марина прожила два года в Бразилии и даже написала о своей жизни там книгу «Уроки кариоки».

Марина, расскажи, пожалуйста, немного о своей жизни до переезда, чем ты занималась, и как в твоей жизни появилась эта история переезда.

М.Х. Этим швейцарским ноябрьским утром я с радостью вспомню бразильский ноябрь. Как я там оказалась? Нам нужно перенестись на три года назад, когда я из города Сочи, в который я переехала из Москвы, в которую я в свою очередь переехала из родного Новосибирска, после сочинской олимпиады я с семьей перебиралась  в Рио-де-Жанейро. Не зря я упоминаю Олимпиаду, потому что с Олимпиадой и олимпийским движением связана работа моего супруга, и сразу после Сочи мы уехали готовить Олимпиаду летнюю. Вот так мы и оказались в Бразилии.

И.П. Понятно, Олимпиада была таким спусковым крючком. И ты нам за минуту сказала о том, что до Бразилии у тебя было как минимум три переезда, то есть твоя мышца переезда была уже накачена, скажем так. Но тем не менее из Сочи в Рио – это большой переезд, как минимум долгий полет, и вообще это очень  разные страны. К тому же ты переезжала по работе мужа, тебя особо и не спрашивали – был ли у тебя страх? Расскажи про чувства.

М.Х. Можно сказать, у меня 4 больших переезда. Но переезды в России и заграничные – это, конечно, две большие разницы, как ни крути. Все эти культурные шоки и уроки, которые потом встречаются, заграничная атмосфера настолько все интенсифицирует все перемены, что говорить интереснее в контексте заграничного переезда.

С мужем мы, конечно, обсуждали переезд. В тот момент нашему сыну было пять лет, что означало необходимость пойти в школу в новой стране. И нам предстояло столкнуться с незнакомым языком: мы осознали, что Бразилия – единственная страна Латинской Америки, которая говорит на португальском, а не на испанском. Несмотря на наш опыт путешествий, опыт работы в мультинациональной корпорации. Но те бразильцы, с которыми мы работали в корпорации, и те, которых нам предстояло встретить – это две большие разницы.

Плюс мне надо было принять решение, как мне быть: незадолго до переезда я получила второе высшее образование, поменяла работу, и меня все устраивало. То есть решение было очень серьезное. И во время обсуждения этой идеи мы столкнулись с двумя полярными мнениями: наши успешные друзья отговаривали нас, основываясь на преступности в Бразилии, школе ребенка, моей работе и перспективах. А те, кто живет за границей, поздравляли нас с возможностью и  радовались за нас, потому что у нас появилась возможность отделить свои истинные ценности от того, что нам прививается средой, увидеть другой мир, других людей.

Я слушала и тех, и других. И вроде разум мне говорил, что первые скорее всего правы, и все их аргументы во мне откликаются, но с другой стороны вторая группа людей уже пробовали, знают, и это пахло таким приключением и такими эмоциями, которые было бы преступно пропустить. И если бы я сказала «нет», это было бы сродни малодушию, мне кажется. И под конец я еще прочитала книгу про Остапа Бендера, про его хрустальную мечту. И я подумала: вот у Остапа Бендера не получилось, а мне же предлагается! Так мы и сделали. И не пожалели ни разу.

И.П. Я слушаю тебя и радуюсь, потому что я сейчас в рамках своего мини-исследования – почему люди решаются на переезд – задаю всем вопрос о причине их переезда. И на первый план выходит ответ, связанный не с новой работой, семьей, лучшей обстановкой в стране, а то, что появилась такая возможность – жить там, где тебе прямо сейчас жить хочется. И глупо эту возможность упускать, пока она есть. И эта причина очень удивительна, особенно для поколения наших мам, для тех, кто постарше, твердо стоит на ногах. Но мне кажется, это классно: воспользоваться этой возможностью просто потому, что она есть.

М.Х. Когда мы решались на Швейцарию потом уже, много думали и долго решали, для меня решающими стали слова моего сына: мама, ты же не узнаешь, пока не попробуешь. И подумала, что я ведь все это время эту мысль  ребенку прививала: когда страшно, нужно попробовать и узнать. И всегда это окупается сторицей, по крайней мере в нашем случае, она работает.

И.П. Хорошо. Раз вы ехали по работе мужа, вам помогала принимающая сторона, сколько времени прошло с момента, когда вы об этом заговорили, и до момента, когда вы сели в самолет.

М.Х. Последние месяцы Олимпиады уже было понятно, что может быть такая возможность. Поэтому, наверное, в районе полугода, от начала до конца сборов.

И.П. Этого времени было достаточно?

М.Х. Ты правильно сказала, нам помогали с переездом, огромный пласт вопросов по идее был снят, мы знали, что нас там будет ждать квартира, будет понятная работа. Но с другой стороны, это была такая наивность, как мы собирались… Начнем с того, что про Бразилию я ничего не знала, Рио был для нас в таком романтическом флере – статуя Христа, Карнавал, Копакабана – это все, что мы знали. Помню, я погоду посмотрела, чтобы понять, какая одежда нужна. Тогда мы сделали одну умную вещь, которую и ты советуешь: мы не стали собирать контейнеры, везти их самолетами и пароходами. Мы поехали налегке, взяв только то, что можно перевезти с собой самолетом.

И все равно большей частью одежды мы ни разу не воспользовались, так там и остались наши коробки. И я писала потом в своей книге, что нам было жалко воспоминания наши оставить, и я килограммы магнитов грузила в чемодан. Плюс было непонятно, как ребенка собирать, какие документы нужно переводить. И перед выездом в аэропорт уже – друзья рассказывали, которые приехали нас провожать, — мы кидали какие-то вещи в коробки, я собирала магнитики, смотрела погоду в Рио – брать или нет мне эти джинсы. И это получился такой случайный набор предметов, которые мы с собой привезли в Бразилию. Одним словом, было весело.

И.П. Я с тобой соглашусь. Эти сборы вещей всегда вызывают у нас адскую головную боль, и когда ты устал, много думал и переживал, а еще и эти коробки… Мы брали перевозчика в помощь с коробками, и он, бедный, получил от меня за всех от меня, все шишки ему достались, все свои нервы я вылила на него. И сейчас я думаю, зачем я это делала…

М.Х. Опыт, опыт, Ирина!

И.П. Хорошо, вот приехали вы в Рио-де-Жанейро. Какой показалась тебе страна в первые недели?

М.Х. Что это было, Ирина! Наверное, надо начать с того, что я стала писать заметки из разряда: хи-хи, ха-ха, мы в Рио летим. В ФБ начались мои заметки, которые потом вылились в книгу. И они продолжились по прилету, когда меня придавило пониманием, что все вообще не так. Мы выходим из самолета, нас обдает этой сумасшедшей тропической влажностью, нас встречают и везут в наш новый дом, о котором мы читали. И мы все время дороги – 40 минут или час – в такой дымке или рассвете, проезжаем километры и километры трущоб, печально знаменитых на весь мир.

Я хочу зацепиться за что-то красивое – вижу рассвет в окне, опускаю окно, но я слышу не долгожданный аромат океана, а запах серы, который доносится с корабельных доков. И я думаю: мама, что я делаю? Потом начинается город, уже привычные глазу постройки. Затем мы проезжаем мимо этого знаменитого залива Гуанабара, и мы знаем, что будем жить между этим заливом и статуей Христа. Нам казалось, что это такое шоколадное место. Но встречающий нас австралиец, который живет в Бразилии, говорит нам, что его главным разочарованием стало то, что в заливе нельзя купаться. Вот отлично!

У меня растет напряжение, я же согласилась поехать за мужем. Мы подъезжаем к дому, там везде высокие заборы, и мне как-то становится спокойнее от того, что этот высокий забор есть. Мне настолько хотелось спрятаться.

Первый наш день был воскресенье, мы походили вокруг, но я помню это как в тумане. Я помню, что мы сходили на Копакабану, сделали несколько открыточных фотографий, которые совершенно не передавали внутреннего волнения и тотальной неуверенности в том, что мы приняли правильное решение. И на следующий день, в понедельник, мой муж ушел на работу в свой привычный, красивый, англоговорящий олимпийский мир, а мне предстояло в этом всем разбираться. И это была, конечно, паника.

И.П. И сколько эта паника продлилась у тебя, скажи, пожалуйста? Когда ты начала приходить в себя?

М.Х. Я начала приходить в себя, когда я начала говорить немножечко, когда я начала понимать и говорить.

 


 

«И да, первое время в кафе я курицу изображала сама, хлопая крылышками.»


 

И.П. Но это, получается, не очень быстро? Медленно? Скажи, сколько времени?

М.Х. Сложно сказать. У меня был испанский язык времен университета, не очень рабочий, но я говорю на трех языках, поэтому я была уверена, что с языком я точно разберусь, неужели португальский сильно от испанского отличается? Да я через неделю уже собиралась разговаривать! Глупость, конечно. Я понимала текст, но вообще не понимала речь, а они не понимали меня. И первая неделя ушла на элементарное: разобраться, где магазины, какие продукты. Ребенок от всего отказывался, потому что все пахло по-другому, выглядело по-другому.

А ты знаешь, что дети довольно консервативны в еде. Одна из немногих, таких умных и прозорливых вещей, которые я сделала в России, я купила самоучитель португальского с объяснениями на русском языке. Открыла я его, правда, уже только в самолете. Я взялась за португальский, я поняла, что мне нужно каким-то образом интегрировать ребенка, для того, чтобы после этого я могла собой заняться. Мой приоритет был – обустроить быт, помочь ребенку, чтобы я уже могла думать о том, что мне делать дальше. Я начала активно учить язык, где-то через месяц уже. Можно я дам такой совет ребятам?

И.П. Да, давай, конечно.

М.Х. Когда мы приехали на другой конец света, в Бразилию, где даже продукты были совсем не такие, как у нас, то в кафе были удивлены тем, что никто ничего не переводит на английский, на английском вообще крайне мало говорят в Рио-де-Жанейро, и я стала везде фотографировать меню, название блюд и их описание. И дома я все переводила. Это был мой первый «словарь выживания». И я хорохорилась всегда, всем говорила, что с моим знанием языка мы не пропадем, а муж  подсмеивался надо мной. И да, первое время в кафе я курицу изображала сама, хлопая крылышками. И это было по больному: я полиглот, а вот с этим языком не могу разобраться! Но через месяц я уже освоилась, по дороге на пляж просила разрубить нам кокос, чтобы вытащить из него мякоть. И на меня семья уже смотрела как на незаменимого человека, с которым ни в коем случае нельзя ссориться.

И.П. Да, конечно, когда ты вынуждена если не для выживания, но хоть для какой-то интеграции учить язык, то выучишь и за месяц, и за сколько угодно. Здесь в пример можно привести наших детей, с которыми мы переезжаем, отдаем их в школу или детский сад, а потом сами же поражаемся, что через месяц они понимают, а через два месяца начинают говорить. Мы думаем, что у них какой-то мозг другой. Но на самом деле у них не мозг другой, просто они находятся в среде, в которой они ничего не понимают, где они вынуждены курицу изображать руками – как ты и сказала, поэтому они все поймут и будут говорить, ведь им надо общаться.

М.Х. Для меня это особая история, на ней есть смысл остановиться, потому что для меня это был большой опыт, такой травматичный, из которого мы вышли достойно, я считаю, и можно им поделиться. Я бы не стала им делиться, если бы мы не справились с проблемой. В чем заключалась проблема: ребенку было 5 лет, и поскольку мы склонны думать, что дети быстро адаптируются в новой среде, язык учат, то мы мало думаем о том, чего им это стоит.


«И мой совет родителям, которые переезжают с маленькими детьми: в первую очередь ищите то, чем они начали заниматься на родине. Это для них станет таким островком понятной стабильности, в котором они знают, как себя вести.»


Плюс мы еще сделали очередную глупость – у меня просто коллекция глупостей: когда мы прилетели в Бразилию, на португальском мы не говорили, круг общения у нас складывался англоговорящий, среди других приезжих, и мы решили, что ребенок же быстро все схватывает, вот сейчас пойдет играть во дворе в футбол, сразу выучит португальский, а дома мы с ним на английском будем разговаривать, чтобы он смог с нашими друзьями и коллегами общаться. И я начала с ним разговаривать на английском дома, всячески стимулировать его к играм с бразильскими мальчишками во дворе, хотя он светловолосый, голубоглазый – на фоне всех смуглых и черненьких местных ребят у всех вызывает интерес, все до него хотят дотронуться, по голове погладить. И у ребенка полнейший шок.

Он не готов эмоционально к такому количеству языков, к новому климату, продуктам, людям. Плюс еще повышенный интерес к нему со стороны всех подряд. Он нордик, у него не такой темперамент. Но как мы его к этому могли подготовить? Может быть, как-то и могли, но не сумели. И где-то через месяц эмоциональное перенапряжение моего ребенка выразилось в нервном тике и заикании… Тогда я забила во все колокола, начала консультироваться с врачами, что если это в скором времени не пройдет, то нужно будет все бросить и вернуться.

Изначально я думала, что найду ему в школу, чтобы он сразу туда пошел. Но теперь я отложила этот план похода в бразильскую школу до начала нового учебного года, я перестала говорить с ним на английском, я ограничила командные бразильские игры и тусовки с большим количеством новых для него людей и переключилась на что-то индивидуальное, в чем он хорош. Например, теннис – это то, для чего ему не нужен язык, это то, что ему знакомо, это то, в чем он сам по себе уже хорош. И это очень помогло нам.

И мой совет родителям, которые переезжают с маленькими детьми: в первую очередь ищите то, чем они начали заниматься на родине. Это для них станет таким островком понятной стабильности, в котором они знают, как себя вести. Плюс, например, Nutella без ограничений, пляж без ограничений – вот такой режим легкой интеграции. И через пару месяцев такой жизни эмоциональное состояние ребенка стало обычным. Ведь это правда: наши дети быстро учат язык, потом еще и местным детям в школе фору дают по некоторым предметам. Но это не вся правда, и к этому тоже нужно быть готовым.

И.П. Знаешь, я тебя слушаю и вспоминаю наш опыт: наши две старшие дочери должны были пойти в школу, а маленькая как раз в первый класс подходила по возрасту. И нам директор школы и начальной школы настоятельно рекомендовала нам отдать детей на класс меньше, чем они должны были пойти по нашей школьной программе, а маленькую нашу девочку отдать в садик еще на год, а не в школу, как она должна были идти по возрасту.

Честно сказать, я упиралась, как могла: мои прекрасные дети должны будут пропустить целый год обучения – это ведь скажется на их дальнейшей жизни, они ничего не добьются из-за этого. Меня уговаривали все: директор, психолог, учителя. В конце концов я согласилась, потому что мы решили попробовать, а потом при моем настойчивом желании их можно будет через пару месяцев перевести в класс, который соответствует их возрасту. И как же я сейчас рада, что послушала тогда директора, и мы так сделали!

Потому что для них это был действительно легкий год: ничего нового по программе они не изучали, им не нужно было напрягаться, они чувствовали себя комфортно, потому что они уже все знали из того, что изучают дети. И все, что им было нужно, это потихонечку учить язык и начинать общаться. И моей младшей дочери тоже не пришлось ничего учить, она в детском саду просто общалась. Конечно, через три месяца мы ничего не поменяли, оставили все, как есть. И я с тобой очень согласна, что не нужно хотеть от ребенка такой моментальной адаптации, дети и так все очень быстро делают, но надо дать им время, чтобы они тоже привыкли, так же, как и мы.

Хорошо, Марина, давай теперь поговорим о тебе. Как ты заботилась о себе, что ты делала для того, чтобы постепенно начинать принимать страну, даже понемногу любить что-то в ней, чем ты себя загрузила или не загрузила, например?

М.Х. Начнем с того, что я приняла страну с самого начала. У меня была установка: отсутствие каких-то предубеждений. Есть категория людей, которые при переезде  в другую страну замыкаются в близком для них сообществе (возможно, русскоязычном), а я этого не делала категорически, у меня был очень широкий круг общения, я активно учила язык, в школу мы отдали ребенка через полгода после того, как переехали. И я решила по максимуму воспользоваться оставшимся временем – полтора года. Перед переездом я думала, что мое корпоративное образование, владение двумя языками, избавит меня от проблем с работой в Бразилии.

К сожалению, Ирина, на тот момент не было твоих замечательных подкастов, когда можно было всю неделю читать полезную информацию о Бразилии и о работе в ней. В основном я ориентировалась на олимпийский мир, у меня было ограниченное время, и уже там я узнала ситуацию на рынке труда и о каких-то регулятивных моментах в трудовом бразильском законодательстве.

Как и во многих странах, в Бразилии есть квоты на иностранных сотрудников, и если мой супруг и его коллеги приехали экспатами, как партнеры Международного Олимпийского комитета. У меня не было этого сильного козыря, и с уникальным опытом для Бразилии сложно, потому что тебе нужно доказать, что на местном рынке нет соответствующих специалистов. Тебе нужно провести этот кейс через Министерство труда, и тогда по прошествии довольно продолжительного времени есть шанс, что все получится.

У меня вроде как были подходящий опыт и квалификация, я даже нашла вакансию для себя, но работодатели очень неохотно шли на обсуждение получения квоты, потому что это и время, и документы. А в условиях ограниченного времени – полтора года – время является критическим фактором. Но я была уверена, что моей квалификации, опыта, знания языков они больше не найдут, и все получится. А оказалось, что преимущество было у той девушки, которая была замужем за бразильцем… Время шло, шансы таяли на глазах. Я бросилась во все тяжкие. Что-то я делала дистанционно, обратилась к карьерному консультанту, я стала писать, я стала учиться. Но все эти метания только привели к тому, что я стала думать о возвращении в Москву. Наверное, кто-то наверху понял, глядя на эти мытарства, что надо спасать человека, и так я узнала, что у меня будет второй сыночек.

И.П. Я только хотела попросить у тебя дать совет тем, кто хочет найти работу в Бразилии, но видишь, какой у тебя совет: рожайте больше детей. Правильно?

М.Х. Конечно же, это не совет. Это было мое спасение, и замечательно, что все так получилось. Я же говорю, что я была святой наивностью, и я сделала для себя выводы. Конечно, должна быть другая подготовка: я была очень уверена в себе, я не позаботилась узнать, как в Бразилии устроена вся эта трудовая тема, про квоты я тоже ничего не знала – я думала, что Бразилия является такой открытой мультинациональной страной, я не могу не разобраться в этом огромном рынке, я же и с бразильцами работала.

И.П. Тогда как нам подготовиться, Марина?

М.Х. Я сказала про твои подкасты… И все зависит от устройства рынка, есть ли квоты, если не получается с планом А – какой план В? Безусловно, должен быть какой-то буферный период, когда вы делаете что-то дистанционно, не до конца сжигая мосты со своей занятостью в предыдущей стране.

И.П. Хорошо, давай тогда вернемся к твоей истории, именно она нам интересна, потому что мы всегда делимся своим опытом, а не говорим за всех или теоретизируем. Тогда расскажи нам немного про тему медицины, тему ведения беременности и родов. Понравилось тебе или нет, что было особенного – тем более что тебе есть, с чем сравнить.

М.Х. Наверное, я не могу представить лучшей страны для того, чтобы ходить беременной и родить ребенка. Я много где была и не могу представить лучшего опыта, он был прекрасный. Мне действительно есть, с чем сравнить, не только потому, что у меня был уже сыночек, но и потому что беременной я была в России какое-то время – ездила навещать родителей, и разность подходов к беременности, беременным, рождению детей в России и Бразилии колоссальная. Потому что у нас беременность до сих пор воспринимается как болезненное состояние, когда нужно вот здесь подстелить соломку, а здесь от чего-то уберечь.

А в Бразилии нет ничего подобного! Это счастье, это подарок, прежде всего тебя поздравляют с тем, что это с тобой происходит, никаких ограничений, если ты чувствуешь себя хорошо: можно в горы, можно плавать, бегать – от чего хорошо вам, будет хорошо и вашему ребенку. Очень трепетное и нежное отношение всех к беременным женщинам. И в Бразилии есть то, чего я не видела нигде, даже в соседней Аргентине: в Бразилии везде есть преференциальные очереди для пожилых, беременных, людей с детьми. Реально ты приоритет для всех, нигде больше этого нет, ты чувствуешь себя под опекой. Это плюсы.

Действительно я получила удовольствие от беременности в Бразилии, очень было здорово, ничего специального я там не делала, очень много двигалась и прекрасно себя чувствовала. И теперь об оборотной стороне. На мой взгляд, с медициной там все в порядке, но есть некий культурный аспект, который можно упомянуть. Мои роды приходились на время разгара Карнавала, и это не тот карнавал, который мы себе представляем. А Карнавал начинается с начала декабря уличными гуляниями, такие карнавалы на районе. То есть декабрь, январь, и только в феврале карнавал. Например, у детей в Бразилии нет длинных летних каникул, как у нас, но во время Карнавала они отрываются по полной, плюс еще наша зима там – это лето.


И у меня было две сложности: первое – это найти врача, который был бы доступен в это время, и второе – который бы при этом согласился на естественные роды, то есть подождать столько времени, сколько нам бы потребовалось с ребенком, третий пункт был вообще невыполнимый – я хотела, чтобы он говорил на английском, вдруг я не смогу объяснить на португальском.


На это время все замедляется, город наполняется туристами, бразильцы в возрасте, привыкшие к организованности и спокойствию, пытаются Рио покинуть, потому что город превращается в столицу безумия. И мои роды приходились на конец января – как раз финал подготовки. Как раз это период отпусков у врачей, моих в том числе. И в силу исторических и культурных особенностей в Бразилии очень высокий процент не естественных родов, а кесарева сечения: во-первых, бразильские женщины предпочитают не страдать, не мучиться и не терпеть боль, а во-вторых, бразильским докторам это проще, даже по времени все четко и просто. Меня такой подход шокировал, мне он не подходил.

И у меня было две сложности: первое – это найти врача, который был бы доступен в это время, и второе – который бы при этом согласился на естественные роды, то есть подождать столько времени, сколько нам бы потребовалось с ребенком, третий пункт был вообще невыполнимый – я хотела, чтобы он говорил на английском, вдруг я не смогу объяснить на португальском. Но третий пункт был совсем нереальный, я его вычеркнула в итоге.

И это был единственный случай, когда мне пришлось поскандалить в Бразилии. В основном это было с улыбкой, спокойно, но когда у меня время поджимало, я не могла найти врача, я поскандалила со страховой компанией и просила мне помочь. И мне тогда нашли доктора, я была очень рада тому, как все разрешилось. И вот если не брать этот момент поиска врача во время Карнавала и их своеобразного подхода к рождению ребенка – то все, что было до родов, сами роды, и первые месяцы после родов были отличными.

И.П. Здорово! По крайней мере мы теперь заранее знаем, что о каких-то вещах нужно заранее побеспокоиться. И если нужно какого-то конкретного доктора поискать или что-то конкретное сделать, то это нужно заранее, а не день в день. Кстати в связи с этим у меня вопрос уже про культурные различия. Я ходила на курсы итальянского, и у нас была девушка из Бразилии. Она была очень спокойная. Очень спокойная. То есть более спокойной женщины я, наверное, в своей жизни не видела, при этом я всегда считала, что бразильские девушки такие взрывные, страстные, эмоциональные. Она всегда была спокойна на тему того, что что-то может пойти не по плану: урок позже начинался, вместо солнца обещанного пошел дождь.

Например, я хочу, чтобы у меня все было запланировано четко, я все знала, расписан день. А у нее в плане прогноза на свою жизнь была очень большая свобода, она понимала, что то, что должно произойти, произойдет, а то, что не должно произойти, не произойдет. И это спокойствие помогало ей как минимум со стороны здоровья. Скажи, пожалуйста, что ты можешь сказать об особенностях бразильцев, какие они люди, как они ведут себя в общении, в бизнесе, в дружбе.

М.Х. Вот ты сейчас рассказывала про эту девушку на учебе – ты просто почувствуй, какая она счастливая, спокойная, уравновешенная, чем все эти наши списки, планы и прочее. Конечно, каждый человек уникален, но мне кажется, она у тебя типичная бразильянка. Самое главное слово бразильское – это «tranquilo»: спокойно, все хорошо. Меня просто покорило, когда по всему городу на асфальте появились такие большие печати с надписями, которые можно перевести следующим образом: остановись на минутку, посмотри вокруг и улыбнись. И они в этой философии растут. С одной стороны, такой сумасшедший дисбаланс между уровнем жизни бедных и богатых и делает их такими философами, которые понимают, что есть что-то вечное, незыблемое, которое они с молоком матери впитывают и ценят. Это те вещи, которые мы можем пропускать в какой-то спешке и суете.

Например, моя учительница португальского могла отменить занятия, потому что она плохо спала, или ей горячую воду отключили, и нельзя голову вымыть, или ее кот плохо себя чувствует – я сначала думала, она шутит или издевается. А у нее это действительно такой подход. Да, у нас не было регулярных занятий, но когда они были, это были не просто уроки, а часы такого культурного погружения, я не язык учила, я изучала бразильский менталитет, историю и культуру. Таким образом мы никогда не укладывались в положенное время урока, зато мы невероятно проводили время.

И.П. Скажи, Марина, а ты сама изменилась за эти два года? Ты впитала в себя эти все различия, культурные коды? Или ты вернулась в эту правильную Швейцарию, где все по секундам и по минутам, ничего нельзя отложить, и стряхнула с себя этот опыт, снова превратившись в нашу русскую женщину со списками?

М.Х. Сначала все было шуткой, потом меня придавило то, что все было не по плану, да и как с ними жить. Потом в какой-то момент мне пришло то, что я каждого человека стала воспринимать как учителя, даже если он капитально отличается от меня во всем, я у любого могу чему-то научиться, я у каждого взяла кусочки паззла. И это было бы таким расточительством – все забыть и оставить в Бразилии. Ни в коем случае! Для меня было важно даже эту книжку написать, потому что после этих шоков начались уроки, мне нужно было их зафиксировать, это был мой багаж.

И было очень здорово, что это было два года. Потому что когда у тебя есть ограниченный период времени, тебе нужно взять от него по максимуму. Когда мы переезжаем в какое-то место как бы навсегда, нам кажется, что у нас времени безгранично много,  а ограничение по времени меня стимулировало к тому, чтобы ездить, узнавать, общаться, записывать. По характеру я тоже нордик, и мне казалось, что Швейцария должна мне быть гораздо ближе по темпераменту, уровню урегулированности всего и вся.

Но сейчас у меня есть ощущение, что мне бразильцы в каком-то плане даже ближе. Потому что люди в Бразилии очень искренние, они улыбаются потому, что им хорошо. Если им плохо или грустно, они не будут из себя ничего давить, они уж точно могут прийти к тебе поздно вечером и рассказать, что у них случилось. И тебя выслушают и обнимут, пожалеют. В этом плане бразильцы нам близки ментально. А в Швейцарии этого нет. И мне приходится сейчас адаптироваться к этому: мне не хватает искренних бразильских эмоций и чувств. Знаешь, сибирячкой я останусь навсегда, где бы я ни жила, потому что Сибирь – это мой фундамент. Но я отовсюду беру кусочки, иначе это было бы расточительство жизненного опыта. И если придет время двигаться из Швейцарии куда-то еще, я так же буду понимать, что осталось во мне от швейцарцев.

Поэтому мои Уроки кариоки не просто так названы – это был путь от шоков, через выводы, самокопание, самоанализ к моим урокам, которые я теперь использую везде и всегда. Я адепт мультикультурализма, я бразильский фанат и сторонник того, что от каждой культуры, от каждого человека нужно брать что-то для себя, преломлять, на себя как-то накладывать, как-то перемалывать и принимать и идти с этим, то есть свой жизненный багаж надо обогащать, безусловно. Хочу верить, что повлияла и осталась со мной Бразилия. Я уже не говорю о том, что у нас в семье теперь есть кариока маленький.

И.П. Да, вы увезли оттуда не магнитик, а увезли оттуда нового сыночка. Это здорово и классный опыт. Наверное, впервые в нашем подкасте мы так четко слышим, что раз уж вы переехали, раз уж у вас такая возможность, такой опыт, то позвольте ему напитать вас полностью. Мне очень понравилось, что ты сказала о том, что важно каждого встречающегося на твоем пути рассматривать как учителя и видеть в нем то, чему он может вас научить, и этому учиться. Конечно, это может случиться с вами не только тогда, когда вы переезжаете, даже в своем родном городе и стране вы можете так же относиться к людям. А если вы переехали в новую страну, в новый опыт, новые культурные традиции, это делать нужно обязательно. Спасибо, Марина, что нам так четко это сегодня сформулировала.

М.Х. Это очень важно, это мой важный опыт, вывод. Совсем другой была бы наша жизнь, если бы относились к различиям друг друга как к тому, что можно проанализировать, посмотреть, не спорить, а понять, принять.

И.П. Спасибо, Марина. У нас осталась одна минутка, я хочу, чтобы ты нам рассказала, где можно купить твою книжку, или скачать ее. Я думаю, сейчас многие заинтересовались ей и Бразилией в частности.

М.Х. Спасибо тебе за такую возможность. Это мои уроки, которыми я с радостью делюсь. Книгу можно скачать во всех интернет-магазинах, ее можно заказать на сайте https://ridero.ru/books/uroki_karioki/или www.Ozon.ru. У книги есть сайт, легко его найти: Марина Хунцевич, Уроки кариоки.

И.П. Спасибо, мы дадим ссылку на тот сайт, которым ты поделилась. Я сама буду скачивать и буду рада, если наши слушатели тоже ее скачают. Даже если вы не думаете о Бразилии, почитайте то, что нам Марина рассказала, как важно впитать в себя весь опыт до последней капельки.

Марина, спасибо тебе большое за этот интересный разговор! Удачи тебе на новом месте. Швейцария – тоже очень хорошая страна. Может быть, ты и про нее тоже что-то напишешь.

М.Х. Спасибо!

И.П. Друзья, я честно пытаюсь наладить хоть какую-то логистику и не прыгать из одного конца планеты в другой, но удается мне пока это не очень, так что после Бразилии летим в Канаду. Канаду ждут очень многие, потому что это одна из самых привлекательных и доброжелательных для иностранцев стран, так что выспросим у нашего нового героя все-все подробности. Оставайтесь с нами! Здесь открывается мир.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *