Индонезия с Кириллом Поповым: «Я выбрал развивающуюся страну, потому что хочу, чтобы мой вклад в нее был заметен»

И.П. Друзья, привет! Меня зовут Ирина Плыткевич, и вы слушаете очередной выпуск моего подкаста Открываем мир. Мне пишут, что наши подкасты должны расшириться, или сузиться, в сторону городов, потому что внутри одной страны есть очень разные регионы, районы и города. Например, одно дело переезжать в Париж и совсем другое дело – в Ниццу. А пока я  думаю, мы с вами приехали в такую страну, где надо рассказывать про каждую провинцию, про каждый остров, про каждый город.

Это Республика Индонезия – крупнейшее государство в Юго-Восточной Азии, четвертое по численности населения и четырнадцатая по территории, одним подкастом точно не обойдемся. Но сегодня начнем и поедем в провинцию Бали, в гости к Кириллу Попову, человеку с бэкграундом в сфере IT, который сменил не только место жительства, но и полностью свою сферу деятельности и сейчас развивает свою собственную школу фридайвинга.

Кирилл, привет!

К.П. Привет!

И.П. Кирилл, мы в самом начале подкаста мы просим  нашего героя представиться, рассказать, чем он занимается в данный момент жизни и главное, откуда с нами разговаривает.

К.П. Меня зовут Кирилл Попов. В данный момент я нахожусь на острове Нуса Пенида Республики Индонезия,  где  работаю инструктором по фридайвингу в собственной школе. Живу здесь вместе с женой и с маленькой дочкой Верой уже почти год.

И.П. Вы живете почти год, а вашей дочке, я знаю, 2 недели – поздравляю вас с этим небольшим юбилеем. У острова очень красивое название – оно означает что-то?

К.П. «Нуса» означает «остров». Что означает вторая часть, честно говоря, я не знаю. У нас тут три острова, по сути мы относимся к провинции Бали, и нас называют 3 Нусы: Нуса Пенида, Нуса Лембонган и Нуса Ченинган.

И.П. Здорово. Теперь расскажи, как ты дошел до жизни такой, что называется. Расскажи, где ты раньше жил и чем занимался.

К.П. Это очень долгая история, мы с женой уже 8 лет живем преимущественно в Азии. С 2006 года я жил в Петербурге и работал разработчиком удаленно, в 2009 году холодную питерскую зиму мы решили перезимовать в Тайланде. Потом вернулись с целью найти офисную работу, жить как прежде, но с приходом зимы стало понятно, что жизнь уже никогда не будет прежней, потому что находиться в такую погоду в Петербурге больше не хочется, хотя супруга у меня коренная петербурженка и всегда считала шутки про плохую питерскую погоду глупостями. В этом плане нас можно считать климатическими эмигрантами – мы уехали в Азию ради хорошего климата.

Первые три года мы 9 месяцев в году проводили в Азии, преимущественно в Тайланде, пока не познакомились с фридайверами. Это случайное знакомство перевернуло всю жизнь с ног на голову. Еще 2 года мы очень интенсивно путешествовали, так как я работал удаленно. Осень мы обычно проводили в Египте, в Дахабе – это мекка для фридайверов, потом перемещались в Тайланд, на Филиппины или в Индонезию, и в июне возвращались обратно. Это было очень круто и интересно, мы объездили много мест с целью найти хорошие локации для фридайвинга. И в то же время мы хотели найти место, где со временем захочется осесть и называть своим домом.

В начале 2015 года, уже подустав от такого формата жизни, мы решили сделать временную паузу и своим временным домом сделать Бали, маленькую деревушку Амед. Там очень хорошие условия для фридайвинга, я начал работать в школе инструктором, так что со временем оставил IT и полностью переключился на фридайвинг. В прошлом году осенью мы поняли, что новый дом мы себе никогда не найдем, потому что всегда находятся какие-то «но». Мы еще раз вспомнили все места, в которых мы были, и поняли, что Нуса Пенида самое подходящее место. Мы арендовали здесь участок земли, была некоторая волокита с документами, но мы знали, что переезжаем сюда уже с долгосрочными намерениями.

И.П. Как минимум ребенка вы уже родили – а это большой признак оседлости, скажем так. То есть вы уже начинаете прорастать в эту страну.

К.П. На самом деле мы просто решили начать два проекта одновременно, чтобы не было слишком просто, и вот начали.

И.П. Это кстати один из признаков эффективности: надо добавить второй проект, чтобы развивался первый, и тогда все проекты классно пойдут. Расскажи, пожалуйста, подробнее о том месте, где вы сейчас живете, чтобы мы его представили.

К.П. На самом деле многие люди его не знают, даже те, кто постоянно живет на Бали. Это относительно небольшой остров, здесь живет около 40 000 человек, мы находимся в 12 км от Бали, в туристическом плане развитие началось буквально пару лет назад. Рядом есть меньший по площади остров Лембонган, который развит туристически очень хорошо. Нуса Пенида долгое время не развивалась по ряду причин, одна из них связана с повышенной религиозностью жителей Индонезии, потому что они считают Нуса Пениду темным местом, рядом с нами есть храм, куда со всего Бали приезжают люди отмаливать грехи и снимать порчу.

Северная и восточная часть острова – это мелководное коралловое плато, где местные жители выращивают водоросли, что раньше было основным заработком для местных, а сейчас многие жители уже переключились на туризм. Здесь очень красивый подводный мир, ничего подобного на Бали нет, да и нигде в мире я такого не встречал. Западная и южная часть – это обрывы, отвесные скалы, открытый океан, огромные волны, и это на тропический рай совсем не похоже. Мне это напоминает северную Норвегию, только теплее и цвет воды немного другой, сюда приезжают именно из-за красивой природы. Сейчас остров очень активно развивается, когда мы приехали сюда в первый раз 4,5 года назад, здесь было совсем дико: практически негде жить, негде есть, за 4 дня мы встретили только пару иностранцев.

И.П. Тем не менее вы выбрали именно это место, чтобы осесть. Скажи, пожалуйста, у вас были какие-то критерии, о чем вы думали в первую очередь, как вы к этому месту пришли в результате, учитывая, что у вас было много путешествий?

К.П. Конечно, критерии были. И основным стало то, что остров стал развиваться, потому что до этого он был не готов и для жизни, и для ответственности за группы фридайверов, которые мы привозили: одно дело, когда тебе самому хочется приключений, и другое, когда ты хочешь предоставлять качественный сервис. Для нас, фридайверов, важен теплый чистый океан с интересным подводным миром.  В этом плане это одно из лучших мест. Вторым критерием было относительное удобство полетов из России, хотя сейчас я понимаю, что это не такой и важный критерий.

Изначально акцент нашей школы был на русскоязычную публику, но уже сейчас у меня ¾ студентов англоязычные. В свое время мы по этой причине отмели Филиппины, потому что туда из России добираться очень долго, дорого и неудобно. Еще одним критерием стал мой опыт работы с серферами на Бали, и если бы мы уехали куда–то далеко, то этот опыт мне пришлось бы нарабатывать заново. А здесь он уже работает на меня. И для нас удобно расположение острова: 40 минут на скоростной лодке, и мы на Бали, где можно получить все блага цивилизации, и большую часть нормальной еды мы везем оттуда, кроме риса и фруктов. И это туристическое направление становятся все более популярным, мы в первый же месяц поняли, что приехали в очень правильное время сюда.

И.П. Это может быть очень важным критерием, что место, в котором ты начинаешь жить, развивается. И ты сам своей деятельностью можешь повлиять на это развитие. Например, в европейских странах это практически невозможно сделать, а для многих людей важно видеть, насколько ты влияешь на место и его развитие. От тебя я на самом деле впервые слышу об этом критерии, но мне кажется он очень важным.

Хочу, чтобы ты чуть больше рассказал нам про фридайвинг, потому что ваш выбор страны связан с вашей нынешней работой. Я хочу, чтобы ты рассказал, как вы к этому пришли, что это такое в принципе и что это такое для вас, и как человеку из Питера, который занимается разработками, может прийти в голову заниматься совсем другим делом?

К.П. Как и у многих моих знакомых, знакомство с фридайвингом произошло с Ютуба. Я увидел красивые ролики, которые меня очень вдохновили, так что я быстро поменял свои планы на новогодние праздники и вместо двухнедельной поездки на велосипеде по Камбодже я поехал учиться фридайвингу. Я прошел несколько курсов, потом мы тренировались в Дахабе сами, а ровно через год я приехал в ту же школу уже на инструкторский курс. Если бы мне тогда кто-то сказал, что это станет моим основным видом деятельности, я бы никогда не поверил, потому что я был классическим айтишником, отчасти мизанропом и тд.

И меня обучение фридайвингу поменяло колоссально, я учился на инструктора, чтобы делиться с друзьями своим опытом, потому что это действительно стало моей страстью. Потом мы стали проводить семинары по фридайвингу во время своих путешествий по Азии, и в какой-то момент я понял, что это то, чем я хочу заниматься, и то, что  у меня хорошо получается.

И.П.  А что это тебе дает? Расскажи свои ощущения, эмоции.

К.П. Фридайвинг – это погружение на задержке дыхания, если просто в трех словах. Это может быть экстремальным видом спорта, как считают многие, но это уже давно не так, и фридайвинг может быть безопасным, приятным, красивым занятием, таким же как катание на велосипеде или серфинг. Да, как и в любом активном виде деятельности, есть свои риски, но они прогнозируемы, и их можно избежать, если следовать ряду правил и не заниматься самодеятельностью. Мой подход – это про взаимодействие с водой, про любовь к воде. Я считаю воду нашей естественной средой, и у нас есть все возможности для того, чтобы проводить в воде много времени. Надо сказать, что когда я пошел учиться фридайвингу, я не умел плавать. То есть я сначала учился нырять в глубину на 40 м, а потом – чтобы проплыть это же расстояние.

Сейчас я плаваю на длинные дистанции в открытой воде, однажды даже занял 2ое место в заплыве на 5 км в любительском заплыве под Петрозаводском. Я как раз очень яркий пример того, что вода для нас – это естественная стихия. На моих курсах мы не фокусируемся на цифрах и результатах, мы фокусируемся на удовольствии от нахождения в воде. Для меня важно, чтобы человек нырнул, получил удовольствие и вынырнул с улыбкой, захотев сделать это еще не раз. Такой фридайвинг мы практикуем и стараемся делиться с другими людьми, для нас это образ экологичной и гармоничной жизни, который очень многое поменял в нашей собственной жизни. Мы стали практиковать йогу, медитацию, я стал плавать, и многие вещи в плане осознанного отношения к жизни пришли вместе с фридайвингом.

И.П. Еще ты очевидный пример человека, который не верит в пословицу: где родился, там и пригодился. Потому что ты полностью поменял среду своей жизни, даже стихию. И ты счастлив.

К.П. Еще до того, как я начал заниматься фридайвингом, подобные пословицы казались мне пережитком советского прошлого и воспитания. Первые годы в Таиланде я сталкивался с непониманием других, по мнению которых, я  бросил родину и уехал к морю, причем я слышал это от своих ровесников. Я не понимал, как на это реагировать, и почему эти мысли есть у людей.

И.П. Я уверена, что слушатели нашего подкаста так не думают и наоборот хотя найти место, которое будет приносить им удовольствие. Скажи, пожалуйста, как человеку из крупного города, с офисной работой понять, что в реальности он будет получать удовольствие совсем от другого, в другой стране? Есть у тебя какой-нибудь лайфхак?

К.П. Честно говоря, никакого. Кроме как попробовать, у меня никаких других советов нет. Например, даже после обучения на инструктора я не мог представить, что это станет моим основным видом деятельности. Скажем так, в моем случае это был набор случайных случайностей, просто все так сложилось, что пришло к этому. Мы сейчас считаем Нуса Пениду домом и ближайшие годы хотим провести здесь, но я не бросаюсь такими фразами, что фридайвинг – это на всю жизнь, а Нуса Пенида – мой дом навсегда. Это большая глупость в современном обществе, которое дает нам возможность выбирать место жительства там, где мы хотим.

И.П. И это правда. Конечно, когда люди думают о переезде, особенно в страны другого развития, культуры, то они волнуются, что им придется все начинать заново, и твой случай как раз такой – ты занимаешься не тем, чем всегда занимался до этого. Поэтому скажи, какие  твои способности из твоей предыдущей профессии пригодились тебе сейчас здесь, в твоем новом виде деятельности?

К.П. Безусловно, нужны. Сейчас работа инструктором – не единственная моя работа, хотя она занимает довольно много времени. Мне приходится быть таким многостаночником: я сам делаю сайт, занимаюсь рекламой, и все остальное тоже делаю. И общая теоретическая и практическая подготовка, которая у меня есть из сферы IT, сейчас мне напрямую помогает. И мое практичное математическое мышление тоже в цене, особенно в Азии, потому что у местных жителей мышление немного другое, здесь нет места практичности, конкретности, и к этому надо быть готовым. Азия – это совсем не Россия и совсем не Европа, и это отличие можно только принимать, понять его вам вряд ли удастся.

И.П. Спасибо, это важный момент, хочу его подчеркнуть: все ваши наработки и опыт точно вам понадобятся, где бы вы ни оказались и чем бы вы ни занимались, особенно если мы говорим про бизнес и предпринимательство.

Расскажи, страшновато жить оторванными от мира? Насколько хорошо устроена коммуникация с цивилизацией? Не останетесь ли вы совсем одни в случае шторма или другого явления?

К.П. Мы просто к этому уже привыкли, потому что много путешествовали. Мы всегда подстраивались под те условия, которые у нас были. Например, ты приезжаешь в Египет и питаешься там местной едой, которая самая практичная, дешевая, здоровая, а не импортом, который привозят в страну. Часто меня страны во время путешествий, ты привыкаешь к тому, что твой рацион будет меняться и подстраиваться под местные реалии. Мы поняли, что можем жить в так называемых диких условиях, когда мы месяц жили на Филиппинах на острове Палаван в маленьком городке Эльнида, по сравнению с которым у нас сейчас здесь супер цивилизация. Пожив там, мы изменили свое отношение к тому, что нам нужен супермаркет под боком, кинотеатр и что-то еще. И этот опыт во многом стал для нас переломным, мы по-другому стали смотреть на такие дикие места.

И.П. Расскажи, насколько сейчас это место дикое или нет?

К.П. Остров большой, дикий он в нашем понимании. Для Индонезии это классический индонезийский остров с условной столицей, город Сампалан, где есть местный супермаркет, в котором в основном продается быстрорастворимая лапша, есть большой утренний рынок с овощами и фруктами, все остальные продукты уже нужно везти с Бали, кроме белого риса здесь ничего не купить. Или заказываем из России у друзей гречку. Это такая местная валюта на Бали.

И.П. А местные жители едят гречку?

К.П. Они не пробовали никогда, у них нет ее.

И.П. Расскажи тогда про жителей: как заселен остров, какие эти люди, каково с ними общаться?

К.П. По сути Нуса Пенида – это Бали двадцать лет назад, постоянно живущих иностранцев здесь очень немного, думаю, не больше 15 человек на весь остров. В основном сюда приезжают туристы на 2-3 дня. Как и во всей Азии, здесь есть своя специфика общения с местными жителями. Здесь ты никогда не станешь своим, даже если будешь жить здесь всегда и говорить на их языке, для местных ты всегда останешься «буле» — иностранцем. Здесь не получится через несколько лет жизни смешаться с местными жителями, все равно будет очень значимый барьер между тобой и местным населением, но в Индонезии он все же меньше, чем в Таиланде. Там за три года жизни у меня не появилось ни одного тайского приятеля, то здесь есть такие люди. В этом плане индонезийцы гораздо более открыты.

И.П. Я как раз хотела спросить, что конкретно ты имеешь в виду под барьером: то, что они смотрят на тебя как на источник дохода, все время хотят тебе что-то продать или что?

К.П. Это тоже имеет место быть, хотя с годами уже не так сильно выражено стало. Первое время, когда мы не говорили на индонезийском языке, нас все раздражало и напрягало, казалось, что все хотят тебя обмануть. Потом это ощущение прошло, уже все гораздо проще. Но с местными жителями можно говорить только на бытовые темы, вести философские беседы с ними нельзя

И.П. Просто потому, что у них другое мышление, они о другом думают, мы очень разные, или просто они закрытые и не хотят разговаривать?

К.П. Честно говоря, я не знаю, почему так. Думаю, мы просто разные.

И.П. Знаешь, в Европе с тобой тоже душевных разговоров не будут вести, хотя многое зависит от страны. Очень много проблем доставляет языковой барьер, потому что душевные беседы вряд ли получится вести на том уровне языка, с которым мы обычно приезжаем. Вы прожили только год, но уже приятели есть, так что, думаю, дальше будет легче.

Давай поговорим о медицине. У вас был прекрасный опыт – роды, до этого ведение беременности, как вы все это организовали: вы специально ездили на Бали или обошлись местными силами?

К.П. В этом плане на Бали все хорошо, хотя в принципе медицина в Индонезии дорогая и не очень хорошая. Все зависит от того, что тебе нужно починить: если ты упал на байке и сломал руку, то тебе ее починять прекрасно, потому что они делают это каждый день и в большом количестве. Что-то другое может быть сильно проблематично, даже зубы вылечить. В плане родов нам повезло, на Бали есть довольно известная клиника естественных родов Буме Сехат, мы там рожали.

И.П. Довольны качеством?

К.П. Да.

И.П. Хорошо, давай тогда поговорим про педиатрию. Ребеночек растет, ему нужны как минимум осмотры – что с этим?

К.П. Пока мы с этим не сталкивались. Если что, у нас в 200м от дома есть фельдшерский пункт, если по-русски, но мы там еще ни разу не были. Регулярные осмотры мы планируем проходить на Бали в той же самой клинике, логистика налажена.

И.П. Хочу еще спросить тебя про адаптацию, тоску по родине, учитывая, что у вас такой большой разрыв в странах. Не скучаете? Не скучает ли твоя жена, коренная петербурженка, по культурной стороне Питера? Проходили ли вы вообще какие-то стадии адаптации с тех пор, как стали жить постоянно, когда перешли из состояния зимовки в такой постоянный переезд?

К.П. Я не могу сказать, что мы как-то особо сильно скучаем. Раньше мы почти всегда на лето возвращались домой, это как раз самое лучшее время в Петербурге. В этом году впервые жена ездила без меня. Да, я немножко поскучал, мне захотелось померзнуть и искупаться в Ладоге. Но это не было каким-то критичным желанием, пока я не могу сказать, что я сильно скучаю.

И.П. А ваши родные, родители? Как вы с ними общаетесь?

К.П. Родители периодически приезжают, мама Яны вот только вчера от нас уехала, она прилетала на месяц, чтобы помочь нам до и после родов.

И.П. Ты подтверждаешь мою мысль, что как бы далеко вы не уехали, ваши родители до вас смогут добраться, особенно посмотреть на внука или внучку. Конечно, к кому-то приехать проще, к кому-то сложнее, но все возможно.

Кирилл, еще один крайне важный вопрос, это деньги. Мы поняли, что вы бросили все свои работы и занимаетесь сейчас собственным бизнесом. Расскажи нам,  насколько все было легко, какие бюрократические процедуры, и насколько сейчас вам дорого или комфортно жить в том месте, где вы живете?

К.П. Бюрократические моменты – это такой краеугольный камень Индонезии. Это дорого, это сложно. Моя компания открыта официально, я сам являюсь в ней наемным работником. Этой компанией владеют два местных жителя, на которых все зарегистрировано, получена лицензия на то, чтобы заниматься дайвингом. Это стандартная схема для многих стран в Азии. Есть некоторые нотариально заверенные документы, которые меня немножко страхуют, например, я могу сменить владельца или директора без учета их желания. Есть более сложные и дорогие схемы бизнеса, когда компания с иностранным капиталом, но ее открыть и обслуживать уже стоит дороже. Открытие компании стоит порядка 6 000 долларов. Это просто бумажки, и ничего кроме.

Отдельно будет зарплата твоим владельцам, директору, аренда офиса, если он тебе нужен. С налогами в Индонезии все довольно просто и демократично, для таких малых бизнесов они рисуются на бумажке, главное не показывать слишком мало, чтобы не было вопросов. Подход примерно такой.

И.П. Надеюсь, никто из налоговых органов Индонезии наш подкаст слушать не будет и не узнает, что у них под носом все вот так происходит.

К.П.  Я думаю, они сами все прекрасно знают. На самом деле страна очень коррумпированная, в чем есть свои плюсы и минусы: многие процедуры сильно усложнены, даже если ты все хочешь сделать честно, зато здесь можно сделать то, что в других странах невозможно.

И.П. Сколько понадобилось времени на организацию всего процесса?

К.П. У нас нетипичный случай, потому что мы купили готовую компанию, которая была раньше создана. Вообще открытие компании занимает порядка полугода. Помимо расходов на саму компанию еще есть расходы на рабочую визу, она стоит порядка 2 500 долларов в год, с разрешением на работу. Долгосрочная виза здесь необязательно с разрешением на работу, у меня виза с таким на работу, у жены – нет, и это стоит гораздо дешевле. Такая виза дается на год, документы на компанию на 5 лет.

И.П. А что с расходами на жизнь? На жилье, на питание.

К.П. Особенность Бали в том, что он очень разный. Можно снимать жилье за 100 долларов в месяц, а можно – за 500 долларов в день.  И это в целом про Азию: большой разброс на любой кошелек и на любой уровень желаний. Если говорить про Нуса Пениду, то жилья на долгий срок здесь практически нет. Самый реальный вариант – это арендовать или покупать землю и строить что-то самим, если есть для этого соответствующее количество денег. На Бали все сильно проще. Сейчас мы живем на территории школы: это двор, йога-студия, она же класс, и еще одно строение с тремя комнатками, офис, гостевая и наша.

Мы ищем вариант для переезда, чтобы было больше личного пространства, и можно было не жить 24 часа на работе. Но пока таких вариантов мы не нашли, их фактически нет. Есть вариант снимать домики в гостевом доме без кухни, порядка 250-300 долларов в месяц, но там нет ничего, минимум мебели и холодный душ. Другого жилья нет, потому что просто раньше не было спроса на него, все приезжали на 1-2 дня, у местных жителей даже нет разницы между стоимости аренды по  дням и долгосрочной арендой. Сейчас ситуация меняется, много строится, думаю, через год что-то появится. Пока таких мест нет.

И.П. Всем, кто планирует переезд в Европу, мы советуем приехать в выбранный город, пожить там, поискать жилье. Но в Азию так не налетаешься. Где все можно поискать, посмотреть, какие ресурсы ты посоветуешь или какой лайфхак дашь?

К.П. На самом деле в Индонезию так же можно прилетать, тысячи русских туристов прилетают на 2-3 недели, здесь очень большое русской серф-сообществ. Если говорить о стоимости перелета, то можно найти варианты из Москвы в Денпасар за 700-800 долларов. Если говорить про Бали, то самый полезный интернет-ресурс – это baliforum.ru, там описаны все бытовые вопросы, которые только могут возникнуть у человека, желающего приехать на Бали.

И.П. То есть это не закрытая информация, не Северная Корея, скажем так. У нас осталось немного времени, я хочу спросить важный вопрос. Учитывая, что вы долго жили в Азии, путешествовали, скажи, пожалуйста, как ты думаешь, каким людям Азия подойдет? Каким людям там будет комфортно?

К.П. Обобщать я не могу, я могу точно сказать, что если вы хотите стабильности, со стабильной работой в офисе и зарплатой, чтобы быть уверенным в завтрашнем дне, то ехать вам в Азию не надо. Азия в моем понимании, это страны для авантюрных людей, которые готовы что-то создавать. Здесь не нужно приезжать и устраиваться на работу, если ты хочешь быть наемным работником, гораздо выгоднее ехать в Европу или Штаты.

В Азию надо приезжать, чтобы создавать что-то свое, за исключением разве что Сингапура и Малайзии. Там довольно много русских экспатов, кто приезжает работать,  в том числе в сфере IT. Индонезия, как и многие другие страны Азии, это Россия начала 90х, просто с азиатским колоритом.  Если ты хочешь здесь быть не просто туристом, работающим удаленно, а пускать корни, то здесь нужна предпринимательская жилка и желание создавать и как-то влиять на окружающий мир, это необходимость изменять пространство вокруг себя и влиять на то, как развивается мир вокруг тебя.

И.П. Очень интересно, я подумала об этом в начале нашего разговора и еще буду думать эту мысль, потому что я впервые слышу такое об Азии, и это действительно очень точно. Потому что это место, которое сейчас находится в стадии своего развития. Между нами говоря, что ты можешь развивать в условной Швейцарии? Хотя, конечно, ты в любом случае меняешь место, в которое приезжаешь, не только оно меняет тебя, но развивающие страны легче поддаются твоему влиянию, ты можешь оставить там свой явный, заметный след. И для тех людей, для которых это важно, это наилучший выбор.

Кирилл, спасибо тебе большое за разговор. В оставшиеся две минуты мы обычно просим  наших гостей себя чуть-чуть порекламировать, рассказать, где можно их найти, дать ссылку на свои ресурсы. Тем более ты так вдохновляюще говорил о фридайвинге, что даже я подумываю как минимум посмотреть ролики в сети.

К.П. У нас есть наш старый сайт – это freediver.me, мы начинали фридайвинг с того, что просто проводили фридайв-путешествия: обучение и поездки по интересным местам с нырянием. И там много интересных статей. Точно так же называется сообщество в Facebook и Вконтакте. И есть отдельный сайт школы, наша школа называется Фридайв Нуса, так же называется наш сайт, freedivenusa.com/ru.

И.П. Мы все ссылки дадим в описании к этому подкасту, я уверена, что тебе напишут те, кто интересуется или заинтересовался фридайвингом.

Спасибо тебе большое за разговор, привет жене, обнимайте и растите дочку. Удачи вам в вашем бизнесе!

К.П. Спасибо большое, мне тоже было приятно. Пока-пока!

И.П. А вы, друзья, чемоданы не распаковывайте, потому что на следующей неделе едем в страну, которая занимает 8 место в мире по площади, находится сразу в трех климатических поясах, производит и потребляет самое лучшее в мире мясо и, главная подсказка, любит и умеет танцевать танго. Догадались? Увидимся там на следующей неделе. Оставайтесь с нами. Здесь открывается мир.

44949046